Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Бывший президент «Газ де Франс»: Наш проект газопровода через Украину жизненно важен для промышленности Франции

Экс-президент компании «Газ де Франс» Лоик Ле Флок-Прижан в интервью французскому изданию Entreprendre объяснил, почему выступает за масштабный проект газопровода через Украину, который позволит Франции сэкономить миллиарды евро
«Entreprendre»: Кто главные игроки на рынке газа?
Лоик Ле Флок-Прижан: Норвегия поставляет газ по трубопроводу в Дюнкерк. Нидерланды доставляют газ по суше, но в его объемах наблюдается существенный спад. Другим значимым поставщиком является Россия, которая привлекла большие инвестиции французских компаний, хотя главным инвестором в ее отрасли остается сам «Газпром».
Между Францией и Россией существует множество связей в газовой сфере, которые проявляются, в частности, в отношениях Total и «Новатэк». Как бы то ни было, всем прекрасно известно, что для доставки во Францию России и многим европейским странам, в том числе, разумеется, и самой Франции, пришлось создать длинные маршруты, которые оказались под ударом из-за геополитической напряженности между Россией и Украиной.
Сжиженный природный газ, который поступает на терминалы Монтуар-де-Бретань на Атлантическом побережье и Марсель-Фо на Средиземноморском побережье, представляет собой возможную альтернативу на будущее. У этого газа теперь сформировался настоящий рынок (он поступает из Алжира, Катара, Йемена, а с недавних пор и из США), а часть танкеров принадлежит французским компаниям.
Задача в том, чтобы получить как можно более дешевый газ. Для всех очевидно, что его транспортировка через Балтийское море будет означать большую цену, чем в том случае, если бы у нас был прямой маршрут. Потребители среди населения и предприятий чувствительны к ценам. В результате внутренней конкуренции за газ и электричество цены на них пошли вверх, хотя производственные расходы, как ни парадоксально, становятся меньше.
- С чем связан этот парадокс?
— Он связан с тем, что мы ориентируемся на «сложные» решения вроде газопровода через Балтийское море, формируя тем самым в достаточной степени, искусственный рынок с конкуренцией, которая вопреки распространенному мнению способствует росту цен.
По словам председателя Комиссии по регулированию энергетики Жана-Франсуа Карансо, конкуренция ведет не к снижению цен, а расширению предложения. Несмотря на заявления СМИ об обратном, газ будет необходим энергетике, пока альтернативные источники остаются нестабильными.
- Как геополитическая напряженность отразилась на рынке?
— Геополитическая обстановка сейчас далека от нейтральной. После отделения Украины от советской империи мы наблюдали ее сближение с западными странами, в частности со странами НАТО, которая позволяла обеспечить единство перед лицом СССР.
Сложности вокруг Украины возникли в связи с существованием в стране двух лагерей: одни считали Украину колыбелью России, а другие подчеркивали независимость от нее и хотели действовать самостоятельно.
- Вы хотите запустить масштабный проект газопровода через Украину с прицелом на транспортировку 100 миллиардов кубометров в год…
— Строительство газопровода «Северный поток — 1» из России в Германию через Балтийское море пришлось на тот период, когда мы пытались добиться потепления отношений после холодной войны.
Получившие независимость украинцы захотели одновременно получить очень низкие цены на газ и поднять транзитные тарифы, то есть двойную выгоду. Сложные двусторонние отношения Украины и России представляют собой важный фактор.
Сочетание направленных на этот газопровод сил и слабости российской стороны привело к вынужденной транспортировке газа через Украину, что повлекло за собой трудности в снабжении между Украиной и Францией.
Сегодня мы видим, что в Западную Европу идет недостаточное количество газа. Удвоение мощности существующего газопровода кажется не лучшим вариантом, поскольку мы способствовали росту цен на газ, хотя хотели бы их снижения.
Продолжение такой схемы представляется абсурдным, тем более что операторы отходят от «Северного потока» при первой возможности. Мощности газопровода загружены не полностью, поскольку они пытаются найти альтернативу этому слишком дорогому маршруту.
- Ваши контакты с Европейской комиссией по поводу этого проекта принесли плоды?
— Французской общественностью слишком сильно манипулируют для продвижения ветряков и полей солнечных батарей как полной замены газа, что не соответствует действительности. Европа и Еврокомиссия в свою очередь осознают, что мы зависим от газа.
Раз Украина нацелена на сближение с Европой, мы убеждены в осуществимости проекта, если Еврокомиссия возьмет на себя роль гаранта существования трубопровода через Украину и его нормальной работы.
- Какие проблемы и ограничения встают перед вами?
— Я думаю, что альтернатива для Европы не в том, чтобы в приоритетном порядке закупать природный газ Трампа. У нас есть свой континент, и мы должны использовать его ресурсы, которые были открыты и освоены, в том числе благодаря франко-российскому сотрудничеству. Газ с Ямала может дойти до нас по трубам, но маршрут через Балтийское море создает большое число проблем.
Когда нефть попадает в трубопровод, она просто доходит до пункта назначения. С газом все иначе. Для него требуются промежуточные точки, то есть компрессорные станции, которые возможны только на наземных газопроводах.
Нам нужно объяснить французскому и европейскому населению, что чем дороже инвестиции, тем более высокой будет цена для потребителей. Нестабильные источники энергии требуют наличия вспомогательных стабильных источников.
- У вас есть надежда, что Еврокомиссия поддержит этот проект?
— Пока на нашей стороне логика и достойный доверия дуэт. Тодор Тодоров и его специалисты строили первый газопровод на Украине, а я стоял у истоков отношений Elf и России, много работал с "Газпромом", чтобы наладить связи между ним, продавцом, и Gaz de France, покупателем.
- Сталкиваетесь ли вы с трудностями в финансировании?
— Если проект будет утвержден Европейской комиссией, нам нужно будет посмотреть, как организовать инвестиции со стороны покупателей, вдохновляясь моделью «Северного потока — 1».
Строительство — не главная проблема. Сложность заключается в том, чтобы прийти к общей договоренности, обеспечить финансирование, организовать тендеры. Строительство должно занять примерно два года, тогда как весь проект растянется на пять лет.
- Судя по всему, вы уверены, что такой проект сможет снизить региональную напряженность…
— Я считаю, что сотрудничество ведет к геополитике, и что экономическое сближение меняет разрушительные политические игры. Например, хотя отношения Франции и Алжира могли быть хаотическими, связи между газовым терминалом Хасси Р'Мел и французскими терминалами неизменно сохранялись. Отношения Франции и Алжира выстраивались именно на торговле газом. Она создала положительные тенденции благодаря общим интересам, поскольку алжирцы были всячески заинтересованы в продаже газа. Расширение общих интересов в геополитике позволяет в конечном итоге найти решение проблем.
Сегодня Total принадлежит почти 20% «Новатэка», и какими бы ни были перипетии геополитики, журналистские перебранки и прочие дрязги, когда речь заходит об энергетике, президент Total Патрик Пуянне и Владимир Путин ведут диалог.
Стабилизация обеспечивается именно так, а не наоборот. Нужно всегда отталкиваться от логики и пытаться найти партнеров. Такой подход всегда был для меня успешным.
Когда я начал с Россией обсуждение первого газопровода в Европу, американцы хотели запретить нам ряд важных для него моментов с помощью эмбарго. Нам, научным и техническим специалистам, было непросто получить оборудование для газопровода так, чтобы американцы не могли нам ничего запретить.
Это оказало положительное воздействие на инновации и промышленность, и мы можем только порадоваться сохранению потепления в отношениях между Россией и Западной Европой благодаря этому газопроводу. Он запустил политический диалог и сделал его неизбежным.
- Почему Франции и Европе нужно восстановить отношения с Россией?
— Вот уже пятьдесят лет я убежден, что Россия очень важна для будущего нашего континента. Я подписал множество соглашений с ней в бытность президентом Rhône-Poulenc и заключил немало договоренностей с советской наукой в период, когда представлял управление научных исследований. Мой преемник во главе Total Кристоф де Маржери тоже установил прочные связи с Россией.
Мы многое сделали для эффективности российского промышленного аппарата во Франции вместе с Игорем Сечиным. Думаю, именно так формируется настоящая геополитика, и мы очень далеки от проекта по доставке во Францию американского газа.
- Вы понимаете, что идете против течения?
— Газ — очень важный вопрос. Он сейчас не в моде, потому что сегодня популярна возобновляемая энергетика. Домохозяйке по душе мысль о бесплатном электричестве, но она недоумевает при виде того, что тарифы почему-то выросли на 25%…
Я понимаю, что противоречу общей тенденции, но я поступал так всю жизнь и не собираюсь останавливаться сегодня. Мы будем работать с российскими месторождениями, которые производят недорогой газ.
Мировая экономика сдвигается в сторону России, Китая и Индии, и если весь дешевый российский газ пойдет на другие континенты, я не представляю, как Европа сможет выстоять. Иначе говоря, этот газопровод очень важен, чтобы у нас был шанс на недорогой газ и прочные связи с Россией в отрыве от обстоятельств и личностей. Нам нужно создать этот структурный проект.
Материал подготовлен на основе перевода сайта inosmi.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

330
Похожие новости
17 октября 2019, 22:21
17 октября 2019, 11:21
18 октября 2019, 20:51
19 октября 2019, 10:52
19 октября 2019, 15:51
18 октября 2019, 20:51
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
19 октября 2019, 16:21
19 октября 2019, 10:51
18 октября 2019, 23:21
19 октября 2019, 07:52
18 октября 2019, 22:21
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
13 октября, 11:51 297
15 октября, 22:51 321
17 октября, 13:51 385
13 октября, 09:21 330
15 октября, 08:51 312
14 октября, 18:51 329