Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

«Братья по несчастью»: как украинские и прибалтийские националисты бегут от Москвы

Среди верных союзников Украины на пути к европейской интеграции в 2014 году оказались Польша и страны Балтии. Правда, отношения с поляками новые власти «незалежной» вскоре испортили. А вот с прибалтами никаких проблем не возникает, да и местные радикалы всячески поддерживают стремления своих «свидомых» товарищей. О том, чем похожи и чем различаются прибалтийские и украинские националисты, аналитический портал RuBaltic.Ru продолжает беседовать с историком Алексеем ГУСЕВЫМ.
— Г-н Гусев, во время войны на территории Прибалтики действовали отряды «лесных братьев», а на Украине — бандеровцы, бойцы Организации украинских националистов (ОУН — организация, запрещенная в РФ — прим. RuBaltic.Ru) и Украинской повстанческой армии (УПА — организация, запрещенная в РФ — прим. RuBaltic.Ru). На первый взгляд кажется, что они одного поля ягоды. Можно ли «лесных братьев» назвать прибалтийскими бандеровцами?
— Понимаете, когда говорят «одного поля ягоды», мне это кажется упрощением. Таким же образом можно сказать, что независимость одной республики подобна независимости другой.
Цели этих националистов, были, безусловно, схожими: главной задачей было оторвать часть территории от единого российского или советского организма, создать независимое государство, по возможности максимально отдалив его от Москвы, чтобы гарантировать невозможность интеграции.
Но на Украине они испытывали большие сложности в связи с национальным вопросом. Население центральной и восточной частей Украины никогда особенно не поддерживало радикалов.
Те же самые бандеровцы действовали только на Волыни и в Галиции, лишь иногда заходя чуть восточнее.
Идеология «лесных братьев» — более проработанная. Там были люди, которые имели опыт государственности. Они гораздо яснее понимали, чего хотели добиться, каким хотели видеть свое государство.
Схожесть, безусловно, есть. Неудивительно, что прибалтийские националисты активно поддерживают своих украинских «коллег». При этом националистические движения в России, напротив, считают их своими врагами.
Почему? Дело в том, что российский национализм носит более имперский характер. Он направлен, как правило, на объединение и реинтеграцию постсоветского пространства.
— Поправьте меня, если я ошибаюсь: украинские националисты (по крайней мере, их наиболее радикальное крыло) не особо разделяют идеи евроинтеграции Украины. Сегодня среди них популярна идея «войны на два фронта»: борьба идет якобы не только на востоке, но и на западе страны, где Европа под шумок пытается завладеть украинскими природными ресурсами, вогнать страну в долговую яму и так далее. Добавим к этому непростые отношения с Венгрией и Польшей. У прибалтийских националистов нет подобного скепсиса?
— Безусловно, Вы отметили очень важную тенденцию.
Если мы посмотрим на первые националистические партии, которые появились на Украине в 1990-е годы, то заметим, что они выступали с позиций радикального евроскептицизма.
Взять, к примеру, движение «Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона» (организация, запрещенная в РФ — прим. RuBaltic.Ru). Это была партия, которая выступала против России во многих военных конфликтах на постсоветском пространстве, в том числе и в чеченской войне.
Но ее представители говорили о том, что присоединение к ЕС на данном этапе невозможно, потому что истинные ценности Европы — это ценности некой националистической Европы начала и середины XX века.
Многое из того, что там происходит (в том числе и национальная политика), этих националистов не устраивало и не устраивает.
В то же время наиболее популярная на Украине за последние годы националистическая партия «Свобода» (организация, запрещенная в РФ — прим. RuBaltic.Ru) позволила себе отход от этой идеологии. Она начала спокойно, как бы нехотя поддерживать евроинтеграцию, говорить, что это благо. Но более радикальные националисты так не считают.
Лидер запрещенной в РФ ВО «Свобода» Олег Тягнибок / Фото: gogetnews.info

В Прибалтике немного иная ситуация. Страна изначально взяла курс на евроинтеграцию, от которого, в отличие от Украины, никогда и не уходила.
Страны Балтии находились в более успешном экономическом положении, изначально начав ориентироваться на сферу услуг. С точки зрения экономики Прибалтика (в первую очередь — Эстония) действительно всегда была весьма и весьма успешна.
Этим и обусловлено то, что Литва, Латвия и Эстония сравнительно быстро вступили в НАТО и Евросоюз в 2004 году. А Украине с ее политическими и экономическими «достижениями» об этом можно только мечтать.
Как известно, ни НАТО, ни ЕС не примут ее еще и силу территориальных претензий к сопредельным государствам. До тех пор, пока эти претензии остаются, это в принципе невозможно.
Более того, Украина до сих пор остается членом СНГ, несмотря на то, что она практически не принимает участия в мероприятиях этой организации. Это некая лазейка, попытка оставить пути к отступлению.
Но националистическая Украина до сих пор не сформировала позитивную повестку дня. Мы видим только сильное желание что-то декоммунизировать.
Фото: niklife.com.ua

Для меня самым смешным примером декоммунизации, наверно, является переименование речки Москвы в Закарпатье. Вероятно, она так называлась еще тогда, когда не был построен одноименный город, но ее все равно переименовали в Сельский поток.
Идеология отрицания своего прошлого очень показательна. Но в действительности за ней ничего не стоит — нечего предложить взамен.
А у Прибалтики есть что предложить. Это и история Великого княжества Литовского, и независимость Прибалтийских государств.
У прибалтов все же более последовательный подход. Наверное, поэтому они сегодня находятся в Евросоюзе, а Украина является беднейшим государством Европы, что сейчас уже подтверждено официально.
— Некоторые европейские и, в частности, польские политики говорят, что Украина не войдет в Европу со Степаном Бандерой и Романом Шухевичем. Но Прибалтика со своими героями вроде латышских легионеров в ЕС вошла. Выходит, для Украины это тоже не должно стать проблемой?
— Я бы очень аккуратно подошел к этому вопросу. В случае с Прибалтикой героизация личностей, служивших в СС, носит очень абстрактный характер, потому что по большому счету ни одна страна в Европе на официальном уровне это явление не осуждала.
Что касается Украины, тут надо отметить очень важный момент: Европа не осуждает (во всяком случае, публично) акции памяти в честь бойцов дивизии СС «Галичина» (организация, запрещенная в РФ — прим. RuBaltic.Ru).
Парад в честь годовщины создания дивизии СС «Галичина» во Львове / Фото: Роман Балук / Вголос

Осуждает конкретно Польша и конкретно бандеровцев, а дивизия СС «Галичина» не является бандеровской. Это совершенно разные организации.
На наличие эсесовцев Европа готова закрыть глаза и в случае с Прибалтикой, и в случае с Украиной. Но Волынскую резню поляки украинцам простить не могут.
Впрочем, я не думаю, что если бы сейчас ситуация реально располагала к вступлению Украины в ЕС, это было бы серьезным препятствием. Консенсус нашли бы.
— Есть такое мнение, что страны Балтии и Украину нельзя сильно ругать за их национальную политику, поскольку они еще незрелые, «неоперившиеся». Поэтому им многое сходит с рук. Можно ли сказать, что «красной чертой», за которую нельзя заходить, является критика Европейского союза?
— Безусловно, это несколько упрощенное понимание, но по сути я с вами согласен.
Критика Евросоюза страной, которая очень хочет в него вступить, была бы весьма и весьма странной. Кроме того, Вы рассматриваете Прибалтийские республики как самостоятельных акторов политики.
Поймите, что Латвия, Литва и Эстония — очень маленькие государства. Они в совокупности имеют менее 6 миллионов населения. Они обладают достаточно слабой экономикой, ориентированной, в первую очередь, на сферу услуг. Демографическая ситуация там ужасная. Какая в принципе здесь может быть критика политики Евросоюза?
В то же время мне кажется, что Вы преувеличиваете влияние радикальных националистов на современное украинское общество. Какие украинские радикальные националистические организации реально влияют на принятие хоть каких-то решений?
Посмотрите на состав парламента, там есть радикальные националисты? Нет. Один [Дмитрий] Ярош там сидит вместе с условной [Надеждой] Савченко, хотя ее уже упекли за решетку.
Народный депутат Украины Надежда Савченко / Фото: theins.ru

Доминирующей идеей в украинском обществе сегодня является навязывание евроинтеграции как некой панацеи от всех бед, экономических и политических.
Но я боюсь, что за этими стремлениями последует политическое похмелье, потому что, во-первых, поставленная цель невыполнима, во-вторых, вряд ли она вообще способна решить те проблемы, которые сегодня стоят перед Украиной.
— Что могло бы стать мобилизующим фактором для украинских и прибалтийских националистов? Какие события и идеи помогли бы им набрать больше голосов избирателей?
— Поднять может только одно: политические технологии. Главный успех украинских националистов — 10% голосов «Свободы» на выборах в Верховную раду в 2012 году, когда президентом был Виктор Янукович.
До этого «Свобода» не набирала даже одного процента на выборах, а тут неожиданно оказалось десять. Как так? Я могу сказать, почему это случилось.
Причина очень проста: тогда у Януковича был достаточно невысокий рейтинг, и он рисковал проиграть следующие президентские выборы во втором туре любому кандидату.
Экс-президент Украины Виктор Янукович / Фото: bigkiev.com.ua

Политтехнологи, в том числе кремлевские, дали ему беспроигрышный, как тогда казалось, совет: «накачать» националистов, «Свободу», Олега Тягнибока. Сделать так, чтобы этот самый Тягнибок участвовал в президентских выборах и вышел во второй тур.
Тогда люди будут приходить на участки и плеваться от того, что им нужно выбирать между ставленником олигархов и националистом, просто открытым фашистом. Но голосовать, конечно, будут против фашиста.
Посмотрите на телевизионные рейтинги: в 2012 году на украинском телевидении Тягнибок был вторым человеком по частоте упоминаний, по частоте попаданий в эфир после самого Януковича. Он был искусственно популяризирован.
В итоге партия попала в парламент, а что было дальше, мы с вами очень хорошо знаем. После Майдана «Свобода» оказалась не востребована.
Я допускаю, что через несколько каденций для определенной политической схемы кому-то снова потребуется «накачка» националистов. Но будущих политтехнологов я призываю учитывать исторический опыт.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

231
Похожие новости
12 ноября 2018, 16:21
07 ноября 2018, 15:21
05 ноября 2018, 13:51
06 ноября 2018, 11:51
08 ноября 2018, 18:51
02 ноября 2018, 14:21
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
12 ноября 2018, 10:52
12 ноября 2018, 13:21
12 ноября 2018, 15:51
12 ноября 2018, 13:21
12 ноября 2018, 16:21
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
07 ноября, 09:51 282
09 ноября, 11:21 290
06 ноября, 16:51 347
06 ноября, 17:21 396
07 ноября, 23:51 372
10 ноября, 17:21 295