Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Братство энергокольца: зачем Прибалтика покидает БРЭЛЛ (часть 1)

Страны Балтии едины в своем желании выйти из соглашения о параллельной работе энергосистем электрического кольца БРЭЛЛ (Беларусь — Россия — Эстония — Латвия — Литва). В конце июня они намерены подписать договор о синхронизации электросетей с Западной Европой. А полностью покинуть БРЭЛЛ Литва, Латвия и Эстония планируют к 2025 году. Аналитический портал RuBaltic.Ru подготовил цикл статей, которые помогут разобраться в работе энергетического кольца БРЭЛЛ и прояснят экономические и политические тонкости прибалтийского демарша.
Проблемы энергетического кольца БРЭЛЛ довольно часто становятся предметом анализа специалистов и журналистов. Чаще всего обсуждение сводится к тому, что страны Прибалтики намерены выйти из кольца в самое ближайшее время, после чего следуют рассуждения о том, насколько это может быть опасно для России вообще и для ее эксклава, Калининградской области, в частности.
В последнее время, после приема в эксплуатацию новых электростанций на территории Калининградской области, к этим традиционным аспектам проблемы БРЭЛЛ стал добавляться новый: не выгоднее ли России самой «отключить» Прибалтику от БРЭЛЛ. Интересные рассуждения, вот только достаточно ли полно они раскрывают всю реальную картину происходящего?
«Прибалтийские страны намерены отсоединиться от БРЭЛЛ» — простите, а что они собираются делать после своего отсоединения? Зациклиться в собственных границах? Процесс ради процесса?
Некоторые эксперты дают ответ на этот вопрос: «…чтобы присоединиться к энергетическим системам Евросоюза». А к каким системам и почему, собственно, слово «системы» используется во множественном числе? Евросоюз один, а энергетических систем у него несколько и каждая из этих систем с огромным удовольствием присоединит к себе «балтийских тигров»?
Если решающим влиянием на процесс отсоединения обладают три Прибалтийских государства, что, безусловно, угрожает энергетической безопасности Калининградской области, то наверняка должны проходить встречи и консультации энергетиков Прибалтики и их российских коллег. Но за последние годы не было ни одной поездки министра энергетики России ни в Таллин, ни в Ригу, ни в Вильнюс.
Москве настолько всё равно, какие действия предпринимают прибалты? Были ли комментарии от сотрудников ведомства Александра Новака по этому поводу? Нет, не было. И это логично?
Логично, но только в одном случае — если реальность такова, что действия прибалтийских политиков на судьбу БРЭЛЛ не влияют никак, что все решения принимаются совершенно в другом месте.
Даже когда упоминается 2025 год как тот срок, когда будет принято окончательное решение по БРЭЛЛ, многие пишущие, что называется, путаются в показаниях: то к этому сроку состоится само отключение, то к нему будет готов проект этого отключения. Получается, что рассмотрение проблемы энергетического кольца грешит множеством нестыковок, — видимо, из поля зрения ускользает нечто весьма важное и существенное.
Что собой представляет энергетическое кольцо БРЭЛЛ?
Чтобы понять, в чём тут дело, начать придется по порядку. Вот вполне традиционная фраза: «С Россией энергосистемы стран Прибалтики объединяет соглашение о параллельной работе энергосистем электрического кольца БРЭЛЛ (Беларусь — Россия — Эстония — Латвия — Литва). С момента распада СССР и до сегодняшнего дня осуществляется совместная работа электроэнергетических систем России, Беларуси и Прибалтийских государств (Латвии, Литвы, Эстонии) в синхронном режиме. Так обеспечивается надежность — техническая и экономическая».
Смотрим внимательно: тут и «параллельная работа энергосистем электрического кольца», и «совместная работа электроэнергетических систем» в одном абзаце, а что именно стоит за каждым из этих определений, понять крайне затруднительно. Поэтому вариантов нет — разбираться со всей этой терминологией придется по порядку.
Энергосистема — это совокупность электростанций, электрических и тепловых сетей, соединенных между собой и связанных общностью режимов в процессе производства, преобразования, передачи и распределения электрической и тепловой энергии при общем, централизованном управлении этим режимом.
Но тепловые сети Белоруссии, России, Эстонии, Латвии и Литвы между собой не связаны, из единого центра не управляются, значит, ни о какой «параллельной работе энергосистем БРЭЛЛ» речи вести не приходится, вычеркиваем и забываем, чтобы не делать ситуацию слишком запутанной.
Если разговор касается БРЭЛЛ, то речь можно вести только о параллельной работе электроэнергетических систем — так корректнее. Устоявшаяся идиома «энергетическое кольцо БРЭЛЛ» — подарок от журналистов, многие из которых любят упростить себе жизнь, не обращая внимания на то, какую сумятицу они при этом вносят в головы читателей.
Когда возникло кольцо БРЭЛЛ?
В 1992 году, вскоре после возникновения пятнадцати независимых государств на месте единого СССР, в Москве собрались представители всех министерств энергетики, чтобы определиться, как, на каких условиях им взаимодействовать дальше. Уже появился весь антураж самостоятельной жизни: парламенты, правительства, многопартийные системы, границы, таможни, валюты, — но энергетиков всё это мало интересовало. В советские времена было создано и исправно функционировало настоящее инженерное чудо XX века — Единая энергетическая система «Мир», основной частью которой была ЕЭС СССР. В «Мир» входили энергетические системы СССР, ГДР, Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии и Болгарии. Центральное диспетчерское управление работало в Праге, ЦДУ ЕЭС СССР располагалось в Москве.
В единую энергосистему никого не загоняли силой — это просто было чрезвычайно выгодно каждому из участников, это позволяло делать общую систему более надежной, а предоставляемую потребителям электроэнергию более дешевой.
Понять принципы функционирования объединенной электроэнергетической системы несложно, для этого достаточно простой логики.
Зачем нужна параллельная электроэнергетическая система?
Первые электростанции создавались под конкретного потребителя электроэнергии: условно, одна электростанция — один завод со всеми его станками и лампочками над ними. Пока на электростанции всё в порядке, никаких проблем нет. Но сломалась турбина — тут же встал завод, никто ничего не производит до того момента, пока не произойдет замена или ремонт вышедшего из строя оборудования. Удобно? Нет, поскольку приносит прямые убытки владельцам завода.
Что делать для того, чтобы таких простоев не было? Единственный вариант — построить вторую электростанцию с точно такими же параметрами. Однако это дорогое удовольствие и полное отсутствие гибкости: на появление нового потребителя электроэнергии такая система отреагировать просто не способна. Для частных потребителей тоже ничего приятного: во время любого ремонта на электростанции придется сидеть без света и тепла.
Инженеры придумали совершенно логичный выход: электростанция должна быть не одна, их должно быть много, они должны вырабатывать электроэнергию с совершенно одинаковыми техническими параметрами, они должны быть соединены между собой системой электропередач.
То, что для синхронизации или, как часто говорят, для параллельной работы объектов генерации нужно только совпадение частоты вырабатываемого переменного тока, — еще одно заблуждение. Параметров значительно больше: мощность активная и реактивная, допустимое отклонение от заданных параметров.
Простой пример — ГЭС, расположенные на 50 градусов северной широты и ниже. В первом случае мы имеем дело с ежегодными паводками, когда плотины ГЭС вынуждены сбрасывать, пропуская через турбины, огромные объемы воды. Удержать частоту строго в 50 герц просто невозможно — отклонения неизбежны, измеряются они процентами.
На юге паводки или менее масштабны, или вовсе отсутствуют — тут такие колебания будут меньше. А для параллельной работы одинаковыми должны быть все параметры, все допуски, и технически этого добиться очень сложно: для этого должны быть унифицированы все системы передачи и распределения электроэнергии, все подстанции и всяческие трансформаторы, все линии электропередач.
Сложно, дорого, но при этом выгодно. Как так? В нашем примере с одним заводом и одной электростанцией на случай ремонта требуется двойное резервирование. Условно, четыре турбины на электростанции номер один и столько же — на электростанции номер два. Два здания ЭС, два комплекта оборудования.
Если же завод обеспечивают электроэнергией пять электростанций, то им достаточно держать в резерве по одной турбине и такая система уже будет способна выдержать отключение одной из электростанций без особых сложностей.
Чем больше электростанций в объединенной системе, тем она надежнее, тем более она устойчива к авариям, тем более гибкие условия она способна предложить новым потребителям, тем меньше денег тратится на создание резервных мощностей.
И совершенно естественно, что для такой системы требуется централизованное управление — «штаб», в котором планируют работу, подключение новых потребителей, отключение имеющихся, ремонты генерирующих мощностей, строительство новых линий электропередач и так далее. «Конструкция» получается достаточно сложная, но результат приносит столько положительных моментов, что к необходимости объединения энергетических систем пришли во всех странах мира.
Говоря экономическим языком, объединенные энергоэлектрические системы значительно более рентабельны, чем изолированные. Но это далеко не все особенности, не все преимущества, которыми обладают масштабные объединенные системы, — разговор о них будет продолжен.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

314
Похожие новости
06 октября 2018, 13:36
15 октября 2018, 14:51
05 октября 2018, 15:36
02 октября 2018, 13:06
02 октября 2018, 13:06
04 октября 2018, 12:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
12 октября, 22:51 591
16 октября, 09:36 330
10 октября, 10:21 407
12 октября, 09:51 469
12 октября, 01:21 492
12 октября, 20:51 424