Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Борис Межуев: Украина продолжит терять поддержку Запада в 2020 году

Уходящий 2019 год оказался богат на события в российско-украинских отношениях и политике Киева в целом. В большей степени это связано со сменой руководства «нэзалежной», где к власти пришел комик и шоумен Зеленский. То, что считалось невозможным и даже абсурдным в начале года стало вполне ожидаемым ко второму туру президентских выборов, где Зеленский в противостоянии с прежним президентом Порошенко получил почти три четверти голосов украинского электората.
Последовавшие вслед за этим результаты внеочередных выборов парламента страны только прибавили разговоров о возможной смене поведения руководства Украины. Как результат, в начале сентября между Москвой и Киевом состоялся обмен удерживаемыми лицами, который послужил де-факто началом большого диалога между странами. Затем шла длительная подготовка к саммиту «нормандской четверки» в Париже (последняя встреча лидеров стран была еще в 2016 году в Берлине), которая состоялась 9 декабря. Кроме того, под самый конец уходящего года в столице Австрии был подписан договор о транзите российского газа через Украину, обсуждение которого велось в течение всего года.
ИА «Новороссия» в беседе с философом и политологом Борисом Межуевым попросила его оценить итоги уходящего года, а также дать прогноз на 2020 год во взаимоотношениях России, Украины и других стран.
«Главными событиями между Украиной и Россией стали обмен удерживаемыми лицами и договоренности по газу»
«Итоги этого года не самые плохие, как это можно было ожидать. Хотя особых прорывов никаких не произошло. Понятно, что главными событиями между Украиной и Россией стали обмен удерживаемыми лицами и договоренности по газу. Видимо, они как-то взаимосвязаны. Такого рода договоренности переводят ситуацию в «замороженный режим». Речь идет о том, что я часто говорил и предрекал [ранее для ИА «Новороссия»] — это, скорее всего, ближайшее будущее. Россия пошла на какие-то уступки в вопросе транзита газа, согласилась выплатить $2,9 млрд. С другой стороны мы видим понимание со стороны Украины того, что продолжение военной конфронтации вряд ли будет возможно.
Продолжаются дипломатические споры и разговоры по поводу того сколько людей необходимо обменивать, на каких условиях, в каких местах происходит разведение войск. Каждый день поступают новые заявления. Но общая картина происходящего становится очевидной — происходит деэскалация конфликта при абсолютном понимании того, что критических вопросов для решения нет. Россия имеет в качестве последнего своего козыря, который она готова бросить на стол, возможность признания ДНР и ЛНР как независимые государства. Пока она это не делает, но я думаю, что это может произойти при определенных событиях. Вряд ли это произойдет, но намеки на это существует. Россия дает понимание, что в случае чего этот вариант развития событий не исключается.
«С точки зрения украинских избирателей избрание Зеленского — это явное свидетельство того, что они хотят любым способом прекратить войну»
Все остальное — это в значительной степени медийный шум с одной и другой стороны. Обвинять Зеленского в чем-то смешно, поскольку ничего он сделать не может, и он тоже жертва сложившейся ситуации. Что касается его роли в мировой истории — это большой позор, что такой человек смог занять пост президента. Если смотреть на тактические события — его избрание оказалось прагматическим решением. С точки зрения украинских избирателей — это явное свидетельство того, что они хотят любым способом прекратить войну. У украинских избирателей две императивы: прекращение войны в Донбассе и сохранение европейского курса движения страны, понимая, что одно влечет за собой другое. Но при этом остаются попытки смягчить напряжение между нежеланием оказаться в российской сфере влияния и нежеланием воевать. Зеленский — равнодействующая фигура для этих двух желаний.
Понятно, что такие вещи являются противоречивыми, поскольку радикальный европейский выбор и привел к конфликту в Донбассе. Неспособность сохранения двухвекторности, запущенной [экс-президентом] Кучмой и желание как можно быстрее оказаться в европейской сфере влияния это тоже отчасти исторически объяснимо, учитывая фигуру другого президента Януковича и все, что с ним связано. Но с другой стороны становится понятно, что это был тупиковый путь.
«Для Зеленского сейчас главный враг — это «настроения реванша»»
Земельная реформа, которая стала на Украине неотъемлемой частью медийной повестки, является ситуацией отвлечения. Когда речь заходит о продаже земли — люди отвлекаются от войны. Так, к слову, было и в России в 17-м году прошлого века. Отчасти фронт потек и потому, что СССР и большевики начали земельную реформу, а крестьяне воевать не хотели. Важной задачей для Зеленского было чем-то отвлечь Украину от событий в Донбассе. Наверное, это разумно — Украина Россию не сможет победить, и Запад за нее не вступится. Более вероятно, что силы ЛНР и ДНР, поддерживаемые Россией, разгромят украинскую армию. С другой стороны понятно, что такой острый вопрос вызовет определенный резонанс в обществе, какие-то споры, столкновения. Но для Зеленского сейчас главный враг — это «настроения реванша» (то, что принято также называть партией войны). Он должен найти что-то, чтобы это преодолеть. Зеленский находит и пытается решить этот вопрос.
Что касается прошедшего нормандского саммита, мы видим, что какой-то процесс идет. В конце декабря прошел очередной обмен пленными. Что-то не нравится Киеву, что-то — Москве. Все хотят, чтобы решение вопросов происходило по-другому. С другой стороны, когда противоборствующие стороны публично «сильно дружат» — это знак того, что ожидать ничего не стоит. И, наоборот, когда происходит взаимный обмен плевками — это означает, что процесс идет. Я думаю, что в следующем году военная напряженность в Донбассе снизится. Все-таки удастся совместными усилиями ее уменьшить.
«Для Запада Украина стала ненадежным союзником — из передового отряда она превратилась в точку возможного прорыва»
Здесь еще важной является фигура [президента США] Дональда Трампа. Пока он сидит в Вашигштоне, а [президент Франции] Эммануэль Макрон сидит в Париже, процесс снижения военной составляющей в Донбассе идет. Если в 2020 году на месте Трампа окажется кто-то из демократов (или кто-то из оппонентов-республиканцев), то можно будет говорить об изменениях в худшую сторону. Пока что мне кажется, что ситуация продолжит стабилизироваться. Разумеется, что Запад неоднороден и там есть много сил, которые считают происходящее предательством и сдачей интересов. Зеленский вынужден прислушиваться и к этим голосам тоже.
Изменение позиции Запада по отношению к Украине имеет особый характер. Кардинальной смены отношения к Москве не произошло. К России все еще относятся плохо. Но отношение к Киеву немного поменялось. Украина перестала быть каким-то суперважным форпостом в борьбе с Российской Федерацией. Борьба с Россией приняла тотальный характер. Сейчас это уже и Арктика, и Ближний Восток, и Дальний Восток — практически весь периметр взаимоотношений. В этом смысле конкретно украинский фронт противостояния стал не таким существенным. И уж точно не главным или приоритетным. И если в других точках это не чревато горячим конфликтом с Россией, то здесь остается вероятность войны. Причем Украина здесь выступает заведомо более слабым противником. Если там полыхнет, то последствия для противников России будут крайне нежелательными.
В этом смысле к Украине стали относиться более равнодушно: «Договаривайтесь как угодно, главное чтобы договорились». Для наших оппонентов сейчас более важным является подписание Россией соглашений, которые она будет обязываться соблюдать. Прежде всего, это касается передачи под контроль Киева границы России с Народными Республиками. Но поскольку все понимают, что и это вряд ли произойдет, они надеются на гарантии того, что Россия не начнет свое наступление. В этом смысле для Запада Украина стала ненадежным союзником — из передового отряда она превратилась в точку возможного прорыва.
«Америка в роли лидера Евроатлантики сейчас буксует и не справляется с ней»
В предстоящем году я бы обратил внимание на Евроатлантическую цивилизацию как нечто целое. Мне кажется, что Дональд Трамп — это надолго. Он очень сильно укрепит свои позиции и даст понять, что его власть на предстоящий срок (а возможно и дальше) — это серьезный вызов. И это означает, что глобализм будет искать какую-то другую точку опоры и другие формы укрепления. Я не исключаю, что на роль лидера интеллектуального штаба Евроатлантики будут выдвигаться какие-то другие страны или международные организации. Рано или поздно что-нибудь произойдет. Евроатлантический блок как цивилизация вряд ли согласится с тем, что для США он оказался безразличным. Когда это произойдет, тогда Россия может столкнуться с новыми вызовами, в том числе и на украинском направлении.
Сейчас важно следить, что происходит с европейскими странами: что происходит во Франции, в Великобритании (после подтвержденного брексита). Что будет в Германии после Меркель. Здесь и будет определяться судьба Украины и Новороссии. Мы увидим какие-то процессы. Может быть, произойдет трансформация Европейского союза и он станет более самостоятельным. А может Великобритания после брексита станет на что-то претендовать. Во всяком случае, произойдет какое-то перераспределение сил. Я думаю, это будет важный фактор. Америка в роли лидера Евроатлантики сейчас буксует и не справляется с ней. Поэтому функции этого лидерства будут переходить куда-то еще. Это будет главной темой следующего года».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

205
Похожие новости
06 апреля 2020, 15:21
06 апреля 2020, 15:51
06 апреля 2020, 15:21
06 апреля 2020, 17:21
06 апреля 2020, 11:51
06 апреля 2020, 13:51
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
06 апреля 2020, 17:21
06 апреля 2020, 16:21
06 апреля 2020, 15:21
06 апреля 2020, 13:51
06 апреля 2020, 19:21
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
31 марта, 21:21 520
02 апреля, 18:21 583
02 апреля, 14:21 788
01 апреля, 19:21 458
05 апреля, 14:51 495
01 апреля, 10:21 619