Информационно-аналитический портал
Главная
Украина Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Богдан Хмельницкий. Русский герой страшного времени

Лютый враг разроет его могилу и выкинет тело на поругание, преемник предаст его дело, а потомки - само русское имя, но пока живет память о гетмане, есть и надежда, что он рисковал, сражался, страдал не зря.
Это было страшное время. Когда геноцид был обычным средством, "ненужных людей" вырезали тысячами, и особо не думали над правильностью-неправильностью поступков и методов. Терзаемая столетиями оккупантами-еретиками и терроризируемая набегами южных басурман западная православная русская земля держалась как могла, самые стойкие не изменяли вере и имени своего народа, вопреки кнутами, кандалам, рабству и весьма вероятной перспективе быть насаженными на кол. В этих землях, где жизнь человека измерялась острием клинка, а кровь обильно и регулярно удобряла почву, выживали как могли, вопреки тому, что эта территория принадлежала чуть ли не самой просвещенной из европейских деспотий, с зачатками демократии и религиозных свобод - такой елей сейчас обильно льют в уши поборникам тех самых европейских ценностей, которые триста с половиной лет назад несли "диким схизматикам" легионы крылатой конницы.
Вот и Богдан Хмельницкий на какой-то момент подумал, что в этом продвинутом во всех отношениях королевстве православному может быть позволено то же, что и ляху. И на первых порах он старался быть хорошим подданным - храбро сражался против соплеменников-московитов под Смоленском, обильно проливая русскую кровь, и спас от русского же плена польского короля уже под Москвой. А до этого в составе польского войска бился с турками, что стоило ему двух лет плена и рабства на галерах, что, впрочем, позволило в совершенстве овладеть турецким и татарским языками. В конце концов, и образование-то он получил в иезуитском коллегиуме в тогда еще частично русских, а ныне уже бандеровском Львове и польском Ярославе. Правда, окатоличить мятущуюся русскую православную душу отцы-преподаватели не сумели, он сам впоследствии писал об этом, а писать Хмельницкий мог и по-польски, и на латыни.
Так вот зря Богдан, которого ляхи презрительно звали "Хмель", думал, что под сенью польской короны русский и православный может рассчитывать хотя бы наподобие равенства с католической знатью. В его отсутствие хутор подвергся нападению соседа-католика, слуги которого до смерти запороли десятилетнего сына будущего гетмана и увезли с собой его женщину. Хмельницкий как честный подданный пытался искать правды и в судах, и у короля, но там ему четко указали на его место. И тогда у будущего гетмана Запорожского войска больше не осталось иллюзий.
«Пусть будет вам известно, я решился мстить панам-ляхам войною не за свою только обиду, но за попрание веры русской и за поругание народа русского! - сказал он, обращаясь к соплеменникам. - Я бессилен, но вы, братия, мне помогите. Соберитесь и пошлите мне хоть по два или по три человека с каждой деревни».
И он был абсолютно искренен в тот момент, когда говорил это, ибо шоры окончательно упали с его глаз и, волею Божией, через страдания он прозрел. После лидера взбунтовавшихся "схизматиков", бившего доблестные католические легионы, неоднократно пытались подкупить, переманить сладкими посулами, славой и барышами. Но даже сами хитроумные польские переговорщики отмечали, что "Хмель" уже не тот, что был раньше.
"Правда в том, что я маленький, незаметный человек, но Бог выбрал меня, и отныне я - самодержец русский, - говорил он королевским послам. - Я освобожу из польской неволи весь русский народ, если я воевал раньше за себя, то отныне я воюю за нашу веру православную. Польша сгинет, а Русь будет процветать. Я хозяин и воевода Киева, это дал мне Бог с помощью моей сабли!"
Война шла тяжело и кроваво, и стороны не жалели никого. Так, у евреев до сих пор Хмельницкий - один из основных антигероев, потому как его казачки секли, рубили, насиловали, пытали не только ляхов, но и жидов. За ростовщическую кабалу, за бесчеловечную эксплуатацию крестьян на арендованных землях, за, по сути, монополию на торговлю горячительным. И применялись самые изуверские методы, вплоть до сооружения из еврейских детей "живых мостов", по которым потом ехала боевая конница восставших. Ну а с католических монахов просто сдирали кожу живьем...
Как отрицать это? Как жить в белых перчатках в условиях предельно кровавого времени? Как уберечь свою душу, когда вокруг царят повсеместная жестокость и произвол? Известно же, что крымчаки в те годы прикручивали к седлам отрубленные русские головы, а русских женщин уводили в рабство селами, чтобы нещадно и извращенно эксплуатировать до предела жизненных сил, до смерти. Можно вспомнить и русскую Демовку, где поляки лишили жизни 14 тысяч русских людей обоих полов. Или "достижение" того самого пса-воеводы Стефана Чернецкого, осквернившего могилы и тела Богдана Хмельницкого и его сына Тимоша. Уничтожение всего населения восставшего русского городка Ставище, когда ляхи по приказу своего военноначальника не пощадили никого, включая малых детей. Но справедливость восторжествовала практически сразу - Чернецкий умер от огнестрельной раны, полученной именно при взятии этого города.
Ну и у Хмельницкого руки были в крови. И не по локоть. А, как мы знаем, кого Бог любит, с того и спрашивает жестче. Потому и жена-изменница, публично повешенная сыном гетмана нагой вместе с любовником на воротах семейной усадьбы. Потому-то и опала от московского государя за самочинные переговоры со шведами об антипольской коалиции. Потому-то и вышвырнутые на рынки на поругание останки.
Но в чем точно не было вины гетмана, так это в "предательстве Украины", которую пытаются приписать ему нынче некоторые свидомые историки. Потому как никакой "Украины" в те годы не было, а всякого, пускай чудом заброшенного в те времена гения современной украинской науки, попытавшегося объяснить вольным черкесам или подъяремным черным русинам то, что они относятся к этому неведомому царству-государству и непонятному народу, подвергли бы осмеянию. В лучшем случае. А скорее всего, по обычаям тех лет, попросту бы повесили или бы посадили на кол.
Не был Богдан Хмельницкий предателем. Но был патриотом своей земли, Веры, своего русского народа.
"Вот уже 6 лет живем мы без государя, в беспрестанных бронях и кровопролитиях с гонителями и врагами нашими, хотящими искоренить Церковь Божию, дабы имя русское не помянулось в земле нашей, что уже очень нам всем наскучило, и видим, что нельзя жить нам без царя, - говорил он, обращаясь к соплеменникам. - Для этого собрали мы Раду, явную всему народу, чтобы вы с нами выбрали себе государя из четырех, кого хотите: первый царь - турецкий, который много раз через послов своих призывал нас под свою власть; второй - хан крымский; третий - король польский, который, если захотим, и теперь нас еще в прежнюю ласку принять может; четвертый - есть православный Великой России государь, царь Великий князь Алексей Михайлович, всея Руси самодержец восточный, которого мы уже шесть лет беспрестанными молениями себе просим. Тут которого хотите выбирайте! Царь турецкий - басурман: всем вам известно, как братья наши, православные христиане, греки беду терпят, и в каком живут от безбожных утеснений; крымский хан - тоже басурман, которого мы по нужде в дружбу приняли, и какие нестерпимые беды испытывали! Об утеснениях от польских панов нечего и говорить: вы сами знаете, что лучше жида и пса, нежели христианина, брата нашего, почитали.
А православный христианин великий государь - восточного единого с нами благочестия, греческого закона, единого исповедания, едино мы тело Церковное с православием Великой России, главу имея Иисуса Христа. Это великий государь, царь христианский, сжалившись над нестерпимым озлоблением православной Церкви в нашей Малой России, шестилетних наших молений не презревши, теперь милостивое царское сердце к нам склонивши, своих великих ближних людей к нам с царской милостию своею прислать изволил. Если мы его с усердием возлюбим, то кроме его великой царской руки, благотишайшего пристанища не обрящем. Если же кто с нами не согласен, то куда хочет - вольная дорога!"
И ответом было народное единодушное: "Волим под царя восточного православного! Лучше в своей благочестивой вере умереть, нежели ненавистнику Христову, поганцу достаться!"
Вот за это и достоин нашей доброй памяти воссоединитель земель русских, запорожских гетман Богдан Хмельницкий. А за свои грехи он Ему и без нас ответил. С нас же тоже спросится. И с того, кто знает историю, и с того, что где-то что-то слышал. С тех, что предали имя русских, поддались мороку и превратились в ненавистников всего русского, и с тех, кто, не желая выходить из зоны личного комфорта, никак этому не препятствовал. Спросится за то, что не сберегли единство земли русской, не сохранили наследства богданова и царского, предали забвению, а иной раз и осмеянию трагические, но славные страницы нашей непростой русской истории. Потому об ответе нужно подумать уже сейчас.
Алексей Топоров

Подпишитесь на нас Вконтакте, Twitter, Одноклассники

225
Похожие новости
18 сентября 2017, 19:06
18 сентября 2017, 01:36
18 сентября 2017, 19:06
19 сентября 2017, 12:36
18 сентября 2017, 21:36
18 сентября 2017, 21:36
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
18 сентября 2017, 21:36
18 сентября 2017, 22:06
18 сентября 2017, 19:06
18 сентября 2017, 16:36
18 сентября 2017, 17:06
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 сентября, 14:21 700
14 сентября, 10:21 694
14 сентября, 17:51 586
13 сентября, 19:51 685
16 сентября, 12:36 524
15 сентября, 23:36 569