Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Билл Браудер — охотник на богатых русских

Россия, отказав Браудеру в визе еще в 2005 году, недооценила его разрушительные способности.
Американские санкции против России этим летом расширились, ведя ко все новым ограничениям, а порой и прямым конфискациям собственности у российских компаний и отдельных граждан. Все новые сообщения о заморозке банковских счетов российских собственников; расширение так называемого санкционного списка (представительница Минфина США назвала 217 российских компаний и граждан); рассмотрение в Конгрессе нового законопроекта, разработанного ненавидящим Россию сенатором Линдси Грэмом, — все это ставит Россию перед необходимостью защищаться активнее.
Проводившаяся много лет пассивная тактика просто не дала результата. Тихо отсидеться не удастся.
Само не рассосется
Ожидания, что санкции как-то сами собой прекратятся в связи со своей очевидной бесплодностью (Россия так и не предала Крым и Донбасс, а также так и не позволила Западу с помощью исламистов свергнуть сирийского президента Асада), – эти ожидания неразумны. Строить российскую стратегию на том, что дело Скрипалей и подобные ему сами затухнут за отсутствием доказательств, — еще большая ошибка. Сегодня медиамашина США и ЕС может работать и при полном отсутствии подтверждающих ее позицию фактов.
Так было в истории с якобы имевшимся у Саддама Хусейна оружием массового поражения, так это происходит и с сегодняшними обвинениями в адрес России насчет применения всяких страшных химических и биологических препаратов. В деле Скрипалей мы так и не увидели ни судебного процесса, ни хотя бы пресс-конференции кого-то из действующих лиц этой драмы с возможностью для журналистов услышать ответы, не написанные заранее в соответствующих британских учреждениях.
Западные ценности? Забудьте!
От всех этих рудиментов западных ценностей – от необходимости обосновать конфискацию собственности в суде, от обязанности прессы искать ответы на вопросы вместо ретрансляции подготовленных для нее начальством «сведений с высокой степенью вероятности» — от всего этого США и ЕС давно отказались. По крайней мере в тех случаях, когда речь идет о России. Самое интересное, что при этом США и ЕС продолжают этими ценностями гордиться, объясняя свои незаконные действия защитой закона.
Хорошим примером такого нарушения западных ценностей под флагом их же сохранения может послужить недавнее выступление Сигал Манделькер, заместителя министра финансов США, ответственной за финансовую разведку и борьбу с терроризмом. Подход госпожи Манделькер – внесудебный. Она объявила, что «сотни миллионов долларов», принадлежащих российским гражданам, оказались заблокированы в США. Эта блокировка, по словам госпожи Манделькер, обоснована «преступлениями» русских, ни одно из которых пока не доказано, хотя упоминается эта «злонамеренная деятельность» американцами постоянно. Вот виды этой деятельности: вмешательство России в американские выборы, а также в избирательный процесс в странах ЕС; злостные кибератаки; связи вышеуказанных российских лиц и компаний с международной преступностью.
Но ведь ни одна из крупнейших российских компаний, включенных США в санкционный список еще весной, ни в одном из вышеуказанных видов злонамеренной деятельности не замечена! Есть только обвинения против 13 российских граждан, что-то там писавших в соцсетях во время американских выборов. Но можно ли назвать высказывание своего мнения в соцсетях другой страны во время предвыборной кампании преступлением – даже если это мнение высказывается под псевдонимом и способно вызвать среди избирателей раскол? Уж какой раскол вызывали в российском обществе попытки западных журналистов и политиков оправдать чеченских «повстанцев»! Но никто же не объявлял их статьи и даже предоставление беглым дудаевцам политического убежища уголовным преступлением!
Связь с «режимом» — преступна?
Зато отъем частной собственности у кого бы то ни было без решения суда – вот это как раз преступление, а именно хищение. И в этом преступлении г-жа Манделькер открыто сознается в своем пресс-релизе, выпущенном перед ее выступлением перед конгрессменами.
В этом пресс-релизе Манделькер не говорит ничего о той роли, которую обобранные ее ведомством российские граждане или компании якобы сыграли в пресловутых «кибератаках», не говоря уже о менее виртуальных преступлениях типа отравлений. Вместо скучного доказывания вины Манделькер сосредотачивается на высоте положения, которое тот или иной ограбленный занимает в «путинском режиме». Высокое положение внутри этого режима, очевидно, уже рассматривается американским Минфином как доказательство преступной деятельности. Давайте процитируем этот пресс-релиз Манделькер:
Начиная с января 2017 года нынешняя администрация наложила санкции на 217 связанных с Россией лиц и организаций… В течение семи из девяти прошедших месяцев мы вводили в действие какую-нибудь новую меру, связанную с Россией. Производя эти действия, мы нанесли удары по целому ряду лиц, который напоминает список «Кто есть кто в крупнейших российских компаниях». Эти компании включают Рособоронэкспорт, крупнейший государственный холдинг, занимающийся продажей оружия за рубеж; EuroSinbEnergo – одну из крупнейших независимых энергетических компаний в России; а также Сургутнефтегаз – крупную российскую нефтяную компанию. Наши цели включают глав крупнейших государственных банков и энергетических компаний, а также некоторых из ближайших соратников Путина. Среди них – связанные с Путиным Олег Дерипаска и Виктор Вексельберг; путинский зять Кирилл Шамалов; такие главы госкомпаний, как газпромовский шеф Алексей Миллер и глава Газпромбанка Андрей Акимов. Назовем также главу банка ВТБ Андрея Костина, руководителя холдинга ВТБ Андрея Костина, секретаря Совета безопасности Николая Патрушева, главу МВД Владимира Колокольцева. Санкции направлены не только против них лично. Эти лица попали в наш список «особо отмеченных иностранцев и заблокированных лиц». А это значит, что и другие лица, имеющие с ними деловые отношения, также могут подвергнуться вторичным санкциям по закону о борьбе с противниками США при использовании санкций (CAATSA). Взяв этих российских граждан на прицел, мы сделали их радиоактивными, поскольку весь мир понял: те, кто избирают путь сотрудничества с ними, делают это на свой страх и риск.
Вот такой отчет представила общественности заместитель министра финансов США.
Анатомия беззакония
А теперь давайте задумаемся: это что, преступление – быть «одной из крупнейших независимых компаний»? Или даже если быть «крупнейшим государственным холдингом» (ох уж эти разговоры о священности частной собственности и «первородном проклятии» собственности государственной) – это что, значит, что у вас можно арестовывать собственность или запрещать другим компаниям с вами сотрудничать?! Наоборот, если собственность – государственная, то вполне логично, что государство хочет ее защищать (и тогда оно подпадает под обвинение в «российской агрессии»).
А теперь насчет прав человека. Как можно объявлять человека «радиоактивным» потому, что он возглавляет госкомпанию или оказался зятем президента суверенной страны? Как это внесудебное ограничение прав людей и целых компаний – как оно соотносится с западными ценностями: неприкосновенностью частной собственности, запрещением ограничивать права человека иначе, как по решению суда с предоставлением возможности защитить свои права?
Ответ прост – никак не соотносится. Запад пошел против западных ценностей. И эта ситуация – надолго. Причем подобная тактика характерна для всех ветвей власти: права россиян нагло попирают и администрация президента Трампа, и Конгресс (CAATSA – закон, а не решение администрации), и суды.
Что тут делать? Ясно, что со стороны России пассивность, шаманское повторение мантры о неприятии санкций и создании неуязвимой для санкций суперэкономики – все это не ответ, это попытка уйти от ответа.
Покончить с безнаказанностью
Ответ состоял бы в том, чтобы покончить с безнаказанностью. Если не с безнаказанностью первых лиц, то хотя бы с безнаказанностью явно лгущих и сознательно наживающихся на русофобии инициаторов санкций – таких как инициатор пресловутого Акта Магнитского, британо-американского мошенника-миллиардера Билла Браудера.
Ответ состоит не только и не столько в судебном преследовании, главное – разоблачение инициаторов русофобских кампаний, авторов лживых статей и репортажей. Удар по репутации в их случае был бы не только справедливым возмездием, он лишил бы лгунов возможности и дальше инициировать все новые и новые медиа-акции против России – по крайней мере, этим медиа-акциям верили бы меньше людей.
Случай Браудера важен хотя бы потому, что именно он стоял у истоков так называемого Акта Магнитского, единственного законодательного обоснования для нынешнего внесудебного преследования иностранных граждан американской юстицией. Акт Магнитского, как известно, был принят в 2012 году. Он назван в честь умершего в российской тюрьме личного юриста Браудера и аудитора браудеровского фонда Hermitage Capital – Сергея Магнитского. В девяностые и в начале нулевых Браудер смог в России превратить привезенные им в Москву НЕ СВОИ 46 миллионов долларов в 4 миллиарда (именно такова была цена Hermitage Capital на пике его капитализации). Как такие вещи делались в те годы и какую роль в создании таких состояний играли юристы и аудиторы – россиянам известно. Я в Швейцарии слышал «эхо» тех событий и наблюдал некоторых героев той эпохи, включая строившего новый Кремль швейцарского албанца Беджета Паколли, так что тоже неплохо представляю себе эти процессы.
Но, в отличие от многих швейцарских звезд российского бизнеса, Браудер все-таки получил срок в России, хоть это решение суда как раз и не удается выполнить – ему дали 9 лет in absentia.
Браудер признан виновным в уклонении от налогов в особо крупном размере и в других финансовых преступлениях (какое-то время он занимался даже фиктивным наймом на работу инвалидов). О том, что он за птица, догадываются и на Западе: на днях кипрский минюст объявил о возобновлении сотрудничества с Россией. Перед этим Браудера в этом году арестовывали и временно сажали в тюрьму в Испании, недавно он не смог попасть в свои родные США – задержали на границе из-за все тех же финансовых махинаций.
Если бы Браудер остался американским гражданином, претензий по налогам к нему хватило бы на куда более солидное заключение, чем российские 9 лет: напомним, что работавшего с Трампом и Януковичем Пола Манафорта сейчас хотят посадить на срок до 80 лет за неуплату налогов из офшоров, а браудеровские вклады в офшорах были в сотни раз больше манафортовских. Но Браудер несколько лет назад вдруг почувствовал себя британцем (очевидно, из-за нежелания платить американские налоги) и получил британское гражданство вместо американского. Браудер таким образом воплотил стереотип сделавшего миллиарды в России иностранного «предпринимателя» — крепкого хозяйственника со смешанным акцентом, двойным подбородком и тройным гражданством.
И, добавим, со способностью платить обогатившей его стране самой черной неблагодарностью. Когда следственная петля стала затягиваться на шее Браудера в 2005 году, он переместился в Англию, оставив Магнитского расхлебывать заваренную им, Браудером, кашу. Магнитский сел в предварительное заключение. И вот когда здоровье Магнитского резко ухудшилось и он умер в следственном изоляторе в 2009 году, Браудер моментально переделал этот жирный минус в своей биографии в не менее жирный плюс. Он объявил покойного Магнитского расследователем, вскрывшим страшные злоупотребления в налоговых органах России, а самого себя – «главой расположенной в Лондоне группы, лоббирующей принятие новых западных санкций против России». Звучит, согласитесь, лучше, чем «скрывающийся от правосудия беглый банкир».
Недооценка противника
Россия, отказав Браудеру в визе еще в 2005 году, недооценила его разрушительные способности, посчитав ошибочно, что если определенную субстанцию не трогать, она и не издаст соответствующий запах. Обычная ошибка: уже в 2012 году, используя связи в Конгрессе, Браудер добился принятия Акта Магнитского, по которому у иностранных граждан (в первую очередь россиян), подозреваемых в нарушении прав человека, можно изымать собственность и арестовывать счета. Плюс можно таких людей тайно включать в специальный черный список, не информируя их о грозящей им внесудебной расправе. За минувшие годы сотни россиян попали в этот список, недавно к ним добавились и турецкие министры. А сейчас, с приближением американских промежуточных выборов в Конгресс, Браудер особенно активизировался, отыскивая «грязные» русские деньги по всей планете, включая крупный датский банк и острова Джерси. Его обвинения абстрактны и бездоказательны: «отмывание денег», наличие «олигархических интересов». Когда олигарх перестает быть просто предпринимателем? Что плохого в размещении денег в банке? Браудер не объясняет. Все его обвинения – неправовые, все носят политический характер и направлены против любых лиц, связанных с «режимом Путина».
В свое время Россия промедлила с судебным преследованием Браудера, явно рассчитывая, что честный процесс, пусть и в отсутствие скрывшегося от правосудия обвиняемого, только добавил бы дополнительный резонанс делу Магнитского. Была выбрана стратегия – «воздержаться от комментариев до результатов расследования». Браудер был официально признан виновным в судебном порядке только в конце 2017 года.
Молчание – подспорье для русофобов
Это была ошибка. Молчание жертвы – идеальная среда для морального уничтожения человека или целой страны. Браудеру удалось пролоббировать принятие Акта Магнитского в США еще за пять лет до своего осуждения в России, а на сегодняшний день аналогичные законодательные акты приняли еще и Великобритания, Канада, а также все три республики Прибалтики.
Этим летом Россия, наконец, занялась преступной деятельностью Браудера и за пределами России (давно пора, поскольку действия таких авантюристов не знают границ). С опозданием сделано то, что надо было сделать много раньше: представитель российской Генпрокуратуры Александр Куренной рассказал о представителях американского госдепартамента и спецслужб США, помогших незаконно выведшему капиталы фонда из России Браудеру оклеветать в США российского бизнесмена Дениса Кацыва. В итоге, по словам Куренного, против Кацыва было несправедливо возбуждено уголовное дело в США – «по тем самым преступлениям, которые на самом деле совершил сам Браудер».
Президент Путин предложил в Хельсинки, чтобы американские следователи приехали в Россию и публично допросили российских граждан, подозреваемых во влиянии на выборы в США. В ответ российские следователи, напротив, должны были бы поехать в США и выяснить, каким образом Браудер увел из России деньги и сумел перевести в избирательный фонд г-жи Клинтон 400 тысяч долларов.
Браудер тотчас же извратил смысл выступления Путина, показав западным СМИ, какие идеи стоит приписать российскому президенту:
Сумасшедший денек сегодня вышел, — написал Браудер в своем Твиттере в июльский день пресс-конференции Путина и Трампа в Хельсинки. – Путин хочет обменять меня на 12 агентов ГРУ, которые украли американские выборы методом компьютерного взлома – для меня лично.
Ложь по стереотипу
Браудер, как всегда, лгал. Слова Путина звучали совсем по-другому и предполагали именно допрос подозреваемых с обеих сторон для выяснения истины, а не банальный обмен агентами с стиле «холодной войны».
Но в этом и состоит вредоносность лжи Браудера и ему подобных: они играют на стереотипах, приспосабливая свою ложь под тот образ мира, который западный обыватель привык видеть на своем экране. В итоге, если Россия не удосуживается сразу же и активно разоблачить ложь, она как бы прилипает к «мозговому дну» западного сознания, оставаясь там в виде некоего общего неприятного впечатления о России. На Западе постоянно говорят о гибели оппонентов Путина – и Браудер пишет о том, что «боится за свою безопасность». На Западе слышали что-то плохое о каких-то «грязных деньгах» из России – и вот уже у Браудера готово обвинение против датского банка Danske Bank, который якобы замешан в «денежных проводках» тех самых людей, которые, по выражению Financial Times, «забили Магнитского до смерти в тюрьме».
Насчет избиений Магнитского в тюрьме, где он умер от полученных еще до попадания в заключение болезней, — это дело не доказанное. А вот то, что фонд Браудера дал своему основателю доходность в 2697 процентов (две тысячи шестьсот девяносто семь!) – вот это факт легко доказуемый, так же, как и давшие эту доходность махинации.
Но вот об этих цифрах западный читатель не знает. И только Россия может ему эти цифры объяснить и прокомментировать. Не дожидаясь очередных ударов с Запада, которые последуют непременно.
Паскаль Наджади

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

217
Похожие новости
20 ноября 2018, 17:21
20 ноября 2018, 11:51
20 ноября 2018, 14:22
20 ноября 2018, 22:51
20 ноября 2018, 17:21
20 ноября 2018, 17:21
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 ноября, 09:51 320
18 ноября, 15:21 481
15 ноября, 18:51 329
16 ноября, 22:51 320
18 ноября, 07:21 796
14 ноября, 20:22 429