Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Байден будет давить врагов и союзников США ради «спасения демократии»

Джо Байден вступает на пост президента в условиях крупнейшего политического кризиса в США со времен гражданской войны. Январский захват Капитолия сторонниками Дональда Трампа окончательно поляризировал американское общество. Это событие привело к блокировке сторонников Трампа в социальных сетях и запустило новую процедуру импичмента 45-го президента США. Аналитический портал RuBaltic.Ru поговорил о событиях в Америке со старшим научным сотрудником Центра перспективных американских исследований Института международных исследований МГИМО МИД РФ Максимом СУЧКОВЫМ.
— Г-н Сучков, события, произошедшие недавно у Капитолия, вызвали серьезнейшие разногласия в среде республиканского электората. Может ли это грозить расколом внутри партии?
— Избрание Трампа и без того разъединило партию, но еще до него крайне правое крыло давило на центристов. Успехи Дональда Трампа вынуждали «присягать» ему даже тех, кто был явно не в восторге от эпатажного президента, но делал это для своего политического будущего. Давление на Трампа в последние недели вновь толкает маятник лояльности в обратную сторону, к нему: чтобы иметь политическое будущее, нужно поскорее от него откреститься.
Партию ждет сложный и, наверное, долгий процесс обновления, поиска идеологических основ и возможностей привлечения нового электората, но трампизм по-прежнему популярен у многих республиканских избирателей, поэтому полностью сбросить его с платформы партии и «изгнать» Трампа, скорее всего, не удастся.
— Были ли у протестующих реальные причины для сомнений относительно легитимности прошедших президентских выборов?
— Еще до самих выборов тяжелая ситуация с коронавирусом в США позволила демократам апеллировать к необходимости более масштабного задействования голосования по почте и досрочного голосования. Еще летом республиканцы опасались, что это откроет широкие возможности манипуляции с голосами избирателей и что в колеблющихся штатах и в округах, где перевес в пользу одного кандидата исчисляется сотней голосов, это может быть использовано демократами как «страховочная технология» для победы.
В день голосования и в последующие недели подсчета голосов стали возникать разного рода непонятные ситуации — резкие скачки голосов за Байдена, учет голосов тех, кто голосовать-то и не должен (в том числе уже умершие граждане) и прочее.
Поэтому реакция республиканцев была предсказуемой — «Байден украл выборы, он — нелегитимный президент».
Впоследствии сам Трамп не признавал свое поражение, что подогревало общественное недовольство «правых» и разного рода теории, включая конспирологические. Штурм Конгресса — логичная развязка этого процесса.
— Среди штурмовавших Капитолий значительную часть составляли ультраправые. Они представляют собой реальную силу или это небольшая доля активных маргиналов?
— Мне кажется, там была очень разномастная публика, и ультраправых было меньше, чем сейчас говорят об этом продемократические американские СМИ. Косвенным свидетельством этого я бы считал отсутствие внятных целей и линии поведения у тех, кто проник в Конгресс.
У ультраправых они есть, это дееспособная сила с точки зрения наличия у них оружия и готовности постоять за себя.
Но те, кто ворвался в Конгресс, вели себя скорее пассивно, где-то вздорно. Много шума из ничего, символический политический жест, за который ухватились демократы и теперь стремятся в политическом плане еще больше задвинуть правых в магриналы, а ультраправых — в террористы.
Facebook, Instagram и Twitter временно заблокировали аккаунты Дональда Трампа. Какова реакция на это в американском обществе? Рассматривается ли это как удар по свободе слова?
— Я бы сказал, что мнения разделились по партийным линиям. Все четыре года президентства Трампа его Twitter был важным ресурсом власти и главным инструментом борьбы с политическими противниками. Через Twitter Дональд Трамп задавал информационную повестку, диктовал политическую волю, назначал на должности и с позором увольнял.
Для миллионов сторонников Twitter Трампа стал рупором недовольства Вашингтоном. Он давал надежду на то, что, оставаясь непонятыми, можно быть хотя бы услышанными элитами.
Поэтому одних его «твиты» забавляли, других — пугали, третьих — раздражали.
На уровне символа, удалить Twitter Трампа даже уже после того, как он сдал назад, видится его сторонникам гораздо более демонстративной и внезапной его «ликвидацией» как президента за две недели до конца срока, чем через суд или импичмент.
Демократы же считают, что это справедливый и даже полезный для общественной безопасности шаг, так как Трамп «разжигал ненависть» посредством этого ресурса.
Это тем более примечательно, поскольку все четыре года демократы давили на техногигантов, обвиняя их в том, что они способствовали приходу во власть Трампа.
Теперь техногиганты «оправдались», сыграв за демократов. Но настоящие «разборки» между политиками и «большой цифрой» впереди.
— Могут ли данные скандалы навредить репутации США как страны, которая активно продвигает демократические ценности?
— На первый взгляд — разумеется. Но при ближайшем рассмотрении выяснится, что те, кто критично относился к Америке, просто получили больше аргументов для критики США. Кардинально их мнение о США не изменилось: они и так не считали эту страну образцом демократии.
Американские союзники пребывают в недоумении, но в основной массе предпочитают обращать внимание на то, что американские институты все же устояли в этом кризисе, а значит, это, напротив, показатель силы американской демократии.
Администрации Джозефа Байдена необходимо как можно скорее заверить сомневающихся в том, что Америка, несмотря на сбои, — «сияющий град на холме», поэтому предстоящий «саммит демократий» нужен США больше, чем кому-либо.
— Насколько сильно изменится направление внешней политики при новом президенте Джозефе Байдене?
— Диалектика преемственности и перемен в американской внешней политике непреложна.
Трамп слишком лихо поломал некоторые традиционные для США вещи, чтобы можно было вернуться к прежней нормальности, особенно когда эти перемены работают на Америку.
В частности, выход на первый план противостояния с Китаем, «соглашения Авраама» на Ближнем Востоке, наращивание санкций против России — это останется.
Сейчас перед Байденом стоят три группы задач. Краткосрочная — предложение стратегии по борьбе с COVID-19. Среднесрочные — реформа полиции и миграционного законодательства, возвращение США в покинутые при Трампе международные институты. Долгосрочные — перевод американской энергетики на «зеленые рельсы», борьба с изменением климата, дальнейшая модернизация военного арсенала США и развитие американской техноэкономической экосистемы.
Главный вывод, с которым демократы Байдена приходят во власть после четырехлетнего правления Трампа, — демократия в Америке и за ее пределами в опасности, и для того, чтобы восстановить былое лидерство США в мире, необходимо уверенно и настойчиво встать на ее защиту.
Это общий знаменатель, под которым готовы работать все сотрудники Байдена вне зависимости от их места на идеологическом спектре Демократической партии. Такая позиция предполагает усиление давления на Россию, Китай и союзные США автократии: Турцию и Саудовскую Аравию.
— Почему сенаторы, понимая, что Дональд Трамп покидает свой пост, решили провести импичмент?
— Для противников Трампа импичмент нужен в двух значениях. Во-первых, в символическом. Четыре года истеблишмент боролся с тем, кто пришел «осушить вашингтонское болото». Что-то у Трампа получилось, в чем-то преуспели его оппоненты.
Импичмент — символ победы над Дональдом Трампом и его сторонниками, предупреждение желающим повторить его путь, что как бы долго и бойко они ни сопротивлялись, шансов «сломать систему» у них нет.
Во-вторых, в практическом. Возвращение Трампа в политику и развитие трампизма как дееспособной идеологии для истеблишмента недопустимо. В этом демократы и часть республиканцев едины. Импичмент не закрепляет невозможность такого возвращения автоматически, потребуется дополнительное уложение, закон, но он может затруднить такое возвращение, с одной стороны, и с другой — ясно обозначить социально-политическую порицаемость подобного мировоззрения.
Импичмент должен не перевернуть, а вырвать страницу президентства Трампа в истории США. Так большинство демократов будут уверены, что победили, и действовать так, будто этих лет и не было. Даже еще жестче.
— Какое политическое будущее Дональда Трампа Вы прогнозируете?
— Трамп собирался вернуться в политику в качестве кандидата в президенты в 2024 году. Всякое возможно, но, по текущей динамике, верится в это с трудом. Также он собирался основать свое СМИ, которое могло бы стать рупором консервативной Америки. Мне представляется, что он мог бы стать важным идеологическим и политическим ресурсом для следующего кандидата от республиканцев, который разделял бы основы «трампизма» и решил бы баллотироваться на следующих президентских выборах.
Такой «неотрампизм» мог бы и дальше в содержательном плане быть популистским, охватывающим повестку «усталости от элит» и защиту от леволиберальной повестки, ну и быть чуть более тонким, если угодно, интеллектуальным в риторике.
В любом случае, выборы 2024 года будут в каком-то смысле еще более важными в том, что касается будущего США, чем нынешние.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

389
Похожие новости
24 февраля 2021, 09:51
20 февраля 2021, 12:51
23 февраля 2021, 10:51
21 февраля 2021, 09:21
25 февраля 2021, 12:21
25 февраля 2021, 10:21
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
22 февраля, 13:51 419
20 февраля, 16:21 531
25 февраля, 13:51 385
22 февраля, 19:51 475
24 февраля, 05:51 579
24 февраля, 20:51 364