Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Азербайджан под напряжением

Это были две самые странные акции протеста в Азербайджане, от которых открещиваются и оппозиция, и религиозные лидеры. В Гяндже были убиты два высокопоставленных полицейских и один предполагаемый преступник, тяжело ранен глава города. Впоследствии в обоих городах арестовали десятки людей.
Власти обвиняют во всем в первую очередь радикальных исламистов, а заодно оппозицию и иностранные силы. При этом несостоявшиеся беспорядки в Сумгаите, состоявшиеся в Гяндже, и покушение на главу исполнительной власти города оставили такое количество вопросов, что в версию властей мало кто верит.
«Вечером 15-го в 20:00 все выходим на улицу! Группами подходим к исполнительной власти! Пусть все возьмут с собой холодное оружие — цепи, железки, ножи». Автор этого призыва и поддерживавшие его комментаторы несколько раз меняли имена, а потом и вовсе удалили свои страницы.
Акция в Сумгаите намечалась на 20:00 15 июля, но уже утром здание городской исполнительной власти было оцеплено полицией и внутренними войсками.
Как рассказал Би-би-си один из очевидцев, люди в масках и с оружием заняли даже здание Сумгаитского драматического театра, который находится на той же площади.
Полиция приказала некоторым близлежащим ресторанам и кафе временно закрыться, а улицы, ведущие к зданию администрации, были перекрыты. Оцепление сняли только после девяти вечера.
Жители Сумгаита, с которыми поговорил корреспондент Би-би-си, называют эту историю очень странной, а некоторые — провокацией. По словам местных жителей, распространявшийся накануне в соцсетях текст не содержал конкретных лозунгов.
«У нас в Сумгаите есть проблема мусорного полигона. Когда он горит, в городе стоит вонь, — рассуждает Видади, местный бизнесмен. — Если бы был экологический протест, я бы поверил, а так — нет».
Тем не менее МВД объявило о 18 задержанных, не назвав их имен.
Гянджинский след
Несостоявшейся сумгаитской акции предшествовала другая. 10 июля в городе Гянджа на западе Азербайджана на улицы внезапно вышли десятки людей. Азербайджанские власти говорят, что оба события — звенья одной цепи.
Происшествие в Гяндже выглядит еще страннее, особенно для тех, кто следит за протестным движением в Азербайджане. На предыдущих протестах были явные лозунги и требования, были известны лидеры и организаторы. В Гяндже ничего этого не было.
За несколько дней до событий в сети и по СМС стали распространяться призывы выйти к зданию местной исполнительной власти. В итоге в назначенный день там собралось около 200 человек.
За порядком следили несколько десятков полицейских. Как рассказали очевидцы, невдалеке стояла машина с солдатами внутренних войск, но они вмешались только после того, как трое полицейских получили ножевые ранения. Двое в итоге скончались от ран.
Выживший после ранений старший лейтенант Самир Байрамов рассказывает, что никаких протестных высказываний не было, на площади оказались молодые и бородатые люди, кричавшие только «Аллаху акбар». О том, что протестующие ничего другого не скандировали и не требовали, рассказали Би-би-си и другие очевидцы.
В последующие дни в Гяндже были арестованы десятки людей. В город ввели внутренние войска, в гостинице на площади, где погибли полицейские, разместился спецназ в масках и с оружием.
Два дня в городе был отключен мобильный интернет. В Гяндже провели экстренное совещание глав основных силовых ведомств, после которого была озвучена версия об исламистском факторе.
Исламистский фактор?
Об исламистах заговорили не сразу. Событиям в Гяндже предшествовало нападение на главу города Эльмара Велиева. 3 июля вечером ему выстрелили в голову. Помощник президента Азербайджана Али Гасанов заявил Би-би-си, что произошедшее — криминал.
Но на следующий день после беспорядков и гибели полицейских Гасанов изменил мнение, назвав покушение на Велиева делом рук религиозного экстремиста и добавив, что это часть борьбы за создание в Азербайджане шариатского государства.
А Генпрокуратура, МВД и Служба госбезопасности (СГБ) распространили совместное заявление, в котором покушение было названо терактом.
Задержанный за покушение на Велиева Юнис Сафаров, по заявлениям силовиков, ранее воевал в Сирии. Также МВД назвало исламскими радикалами и тех, кто участвовал в беспорядках 10 июля и убил полицейских.
Корреспондент Би-би-си встретился в Гяндже с семьей, которая хорошо знала Рашада Беюккишиева, одного из двух подозреваемых в убийстве полицейских (Рашад был убит при попытке задержания спустя два дня).
Они рассказали, что тот не был религиозным человеком, зато участвовал в драках и поножовщинах, а вернувшись из армии, был осужден. Посетители местных мечетей также говорили, что никогда Юниса Сафарова там не видели.
Ариф Юнусов, востоковед и автор книг об исламе в Азербайджане, говорит, что действительно Гянджа и Сумгаит — своего рода центры ислама, но разного. Если в Гяндже сильны шиитские традиции, то в Сумгаите салафизм. И эти два течения не склонны к сотрудничеству.
«Сумгаит — центр салафитов и радикальных салафитов, их еще называют «хариджиты», — говорит он. — Но еще в 2004 году основная салафитская мечеть в Сумгаите была закрыта».
Собеседник Би-би-си в Сумгаите, знавший многих местных салафитов, подтвердил, что многие из них в последние год покинули страну, в том числе уехали в Сирию.
Ариф Юнусов сомневается в том, что в июльских событиях в двух городах действительно был исламистский след.
По его словам, у радикального ислама в Азербайджане своя лексика, и распространявшиеся призывы к выступлениям в Гяндже и Сумгаите отличались от того, что можно было бы ожидать от исламистов.
Широкий фронт против государства?
Помощник азербайджанского президента Али Гасанов, сперва говоривший о криминальной подоплеке покушения на мэра Гянджи, а потом заявивший о том, что это преступление — часть плана по созданию шариатского государства, не ограничивается одним исламским следом.
Помимо исламистов, Гасанов обвинил в поддержке покушавшегося на мэра злоумышленника проевропейскую оппозицию, правозащитницу и политэмигранта Лейлу Юнус, талышских сепаратистов (талыши — одно из этнических меньшинств страны), а также зарубежные религиозные сайты.
Все эти силы, заявил помощник президента, занимаются идеологическими провокациями против независимой политики азербайджанского государства. Все это Али Гасанов описал в «Фейсбуке» на следующий день после событий в Гяндже.
По словам Гасанова, сначала он не располагал достаточными данными, но потом сделал вывод, что речь идет о фактах синхронизированной идеологической провокации в отношении государственности со стороны сепаратистов, религиозных радикалов и «бытовой оппозиции».
Член парламентского комитета по обороне, безопасности и борьбе с коррупцией Захид Орудж заявил Би-би-си, что превентивные задержания в Сумгаите не позволили там повториться гянджинским событиям.
Он также считает, что религиозные фундаменталисты объединились с силами оппозиции, чтобы вести борьбу против власти. «Я не удивлюсь, если увижу, как все эти люди объединяются для защиты прав всех карабахских армян», — говорит депутат.
В некоторых СМИ появлялись материалы о грубом отношении Эльмара Велиева к жителям города. Гасанов в связи с этим говорит, что эти медиа пытались создать исламофобский и антишиитский имидж Велиеву.
Альтернативная версия
Не все верят в официальную версию. Представители оппозиции (партий ПНФА и «Мусават») уже говорили, что никогда не проводят акций, о которых открыто не объявляют заранее, и назвали произошедшее в Гяндже провокацией.
Религиозные движения («Мусульманское единство» и Исламская партия) в прошлом также всегда выражали свой протест открыто. Их акции до сих пор не были анонимными и не проходили без ясных требований.
Есть всего два любительских видео, на которых запечатлены беспорядки в Гяндже. На них видно, что полиция не вооружена и находится в меньшинстве. В прошлом любые несанкционированные акции протеста пресекались в самом начале с использованием сил полиции, значительно превосходящих по численности протестующих.
Жители Гянджи, с которыми говорили корреспонденты Би-би-си, тоже не верят в официальную версию всех событий. Главу местной исполнительной власти Велиева в городе многие не любили.
«Когда в Гяндже все знают о главе исполнительной власти, о том как он себя вел, нет смысла верить в иранский след и исламистов, — говорит бывший советник президента Азербайджана, политолог Зардушт Ализаде, — Сейчас же раскручивают заговор исламистов и в Сумгаите, чтобы показать что заговор имеет всереспубликанский масштаб».
По словам Ализаде, покушение на Велиева могло произойти по разным причинам, при этом надо учитывать кланово-местническую специфику Азербайджана.
В Азербайджане традиционно сильна клановость.
«Клановость распространена в подобных странах — на Северном Кавказе тейпы, у нас трайбы, — говорит политолог. — Внутри кланов тоже идет борьба за передел финансовых потоков, и потому нас все время штормит».
Спустя два дня после беспорядков в Гяндже город жил обычной спокойной жизнью. Люди шли по своим делам, и даже на площади, где произошли убийства, никто из местных не обращал внимания на присутствие полицейских.
И только если приглядеться, можно было заметить под ногами следы крови. Они тянулись на добрую сотню метров от площади, по которой теперь уже спокойно шли люди, привыкшие к штормам.
Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

214
Похожие новости
22 октября 2018, 17:21
22 октября 2018, 13:51
22 октября 2018, 19:51
23 октября 2018, 00:51
22 октября 2018, 19:21
22 октября 2018, 11:21
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 октября, 16:06 551
17 октября, 12:36 573
17 октября, 04:36 392
19 октября, 12:21 355
18 октября, 20:51 469
19 октября, 19:51 565