Информационно-аналитический портал
Главная
Украина Новороссия Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Андрей Благодыренко: «Монополия англосаксонских медиа пошатнулась»

Современное международное противостояние — это не только экономика и дипломатические перепалки, но и борьба точек зрения. Россия активно включилась в эту борьбу с помощью целого ряда медиапроектов. Один из них —  информационное агентство «Sputnik». О том, чем полезна нынешняя информационная война обычному человеку и почему «Sputnik» вызывает страх у «самых демократичных» стран постсоветского пространства, портал RuBaltic.Ru поговорил с директором дирекции мультимедийных центров МИА «Россия сегодня» Андреем БЛАГОДЫРЕНКО:

- Андрей Александрович, на евразийском пространстве много говорится о едином информационном поле, работа над его созданием выделяется как один из приоритетов стран ЕАЭС. Однако определений этого явления можно услышать много. Как Вы понимаете «единое информационное поле»?

- Развитие информационного поля сейчас таково, что источников информации много и добиться единого видения невозможно. Я даже не уверен, что оно нужно. Задача состоит в том, чтобы инфополе было максимально разнообразным.

Что касается проекта Sputnik в ближнем зарубежье, то я считаю, что у него есть ещё очень большая составляющая интеграционная. Она находится внутри проекта. Все наши мультимедийные хабы связаны друг с другом. Если какой-то интересный материал появляется, например, в Кыргызстане, и он интересен белорусам, они берут его себе. Шеф-редакторы разных стран заказывают друг другу материалы. У нас 100% интеграция. Ключевым звеном интеграции является язык. Пока русский язык — средство общения аудиторий, это наше конкурентное преимущество. Язык — это интеграционное звено проекта. Информационное пространство может быть и таким, как оно сделано в проекте Sputnik.

- Насчёт интеграции: много межгосударственных проблем на постсоветском пространстве. Например, между Азербайджаном и Арменией. В обеих странах есть Sputnik — как удается коллективам общаться между собой?

- Редакции между собой спокойно общаются, потому что все профессионалы. Все понимают, что есть проблемы, но в рамках проекта эти люди —  коллеги. Есть ситуации, когда нам приходится совместно вырабатывать какие-то подходы. В частности, украинский конфликт, конфликт в Нагорном Карабахе. Конечно, это было неожиданно для обеих редакций. Мы поняли, что оба ресурса могут просто утонуть в обвинениях друг друга. Мы приняли решение, что мы публикуем только официальные точки зрения с обеих сторон. Старались не привлекать даже депутатов обеих стран. Мы не хотели, чтобы реальная война между двумя странами переросла ещё и в виртуальную между ресурсами. Мы как к данности относимся к этим ситуациям.

Вот теперь Узбекистан с Кыргызстаном закрыли границу. У них есть конфликт. «Sputnik Узбекистан» трактует эти события с одной точки зрения, «Sputnik Кыргызстан» — иначе. Мы даём и тем, и тем высказать свою точку зрения.

- Есть ещё вопрос не межгосударственной, а общественной интеграции внутри отдельной страны. Прежде всего, это касается Прибалтики — в Латвии и Эстонии общество расколото на две общины. Скептики обвинят вас в том, что Sputnik наоборот раскалывает общество. Как бы Вы им ответили?

- Сложный вопрос, потому что интеграция разных государств в рамках нашего проекта — это не наша задача.

Наша задача — информировать потребителей наших медиапродуктов о том, что происходит в этих странах, и обеспечивать максимально возможную палитру взглядов.

Если речь идёт о странах Балтии, то там есть определенный тренд, как они освещают те или иные события. Присутствует некая однобокость. Мы на ту или иную точку зрения даём противоположный взгляд. Далее уж потребитель пусть сам решает, какая точка зрения ему нравится больше, где правда или истина. Наша задача — в многополярном мире добавить красок.

- Вы работали с разными инфополями на постсоветском пространстве. В какой из стран инфополе наиболее разнообразно? На каком месте прибалтийские республики в этом рейтинге?

- Страны Балтии не на первом месте — это точно. У них существует информационная доминанта. Точка зрения, которую предоставляем мы, доминирующей не является. Если говорить о либерализации медиарынка, по моим субъективным ощущениям, в лидерах Киргизия и Армения.

- Как вы входили в пространство Прибалтики? Как договаривались о создании хабов?

- В Эстонии нам удалось достаточно просто открыть нашу структуру. Там был формально-бюрократический путь. Подали заявку, арендовали офис. У нас там порядка 16 человек, там только портал работает. Но есть сложность с аккредитацией на мероприятия государственные. Не дают.

В Латвии мы подали документы на регистрацию представительства. Там есть 3 возможности получить регистрацию представительства. Мы внесли определенный залог за то, чтобы нам за 4 дня дали регистрацию. Через 3 дня мы получили ответ, что они вынуждены взять паузу на 2 месяца и привлечь к решению вопроса о возможности появления нашего ресурса в Латвии экспертное сообщество. Через 2 месяца они ответили, что ещё на 2 месяца берут паузу, а потом отказали, потому что решили, что нахождение нашего ресурса в Латвии «не отвечает интересам страны». Поэтому мы сам ресурс запустили из Москвы. Проработал он 2 месяца, и началась возня с угрозами нацбезопасности. В доменной зоне Латвии нас заблокировали, но у нас были запасные ходы в зоне .com.

В Литве у нас нет ресурса. Пока только Латвия и Эстония. С точки зрения контента это достаточно умеренные ресурсы. Претензии, которые к нам предъявляют, не обоснованы.

Тактику поведения они выбрали очень примитивную. Они стараются в головах потребителей закрепить связь Sputnik равно «пропаганда». Но у нас много материалов, которые позитивно рассказывают об этих странах.

- Почему не выстроить на Литву хаб в Москве?

- Мы думаем об этом, жизнь покажет.

- Вы не боитесь, что люди в этих республиках, которые с вами сотрудничают, могут быть подвергнуты какой-то опасности?

- Да, людей из Латвии и Эстонии вызывали в силовые ведомства, проводили с ними беседы на тему нежелательности работы со Sputnik и проблем с профессиональным ростом в их странах. Мы выбор оставляем за людьми.

Интересная история была с нашим журналистом Володей Дорофеевым из Риги. Он не на политические темы пишет. Его вызвали в полицию безопасности Латвии. Даже не один раз. Спрашивали, на какие темы он пишет, какие редзадания он получает из Москвы. Он сказал, что из Москвы его просят писать на такие темы, которые отвечают его собственному пониманию реальности, сказал, что у него нет предубеждений в работе со Sputnik.

Мы понимаем, что это не закончится завтра, нас не оставят в покое, это часть информационной войны. Определенным структурам этих странах важно дискредитировать нас, лишить нормальных условий для работы.

- Скандалы добавляют интереса к ресурсам?

- Это тоже есть. В этом смысле

ситуация со «Sputnik Латвия» вызвала у нас удивление — зачем они построили свою борьбу против нас, создав такую рекламу. Если б мы развивались экстенсивно, нам было бы тяжело заработать такую аудиторию, такие цифры.

- Об информационной войне, про которую Вы сказали: чем закончится противостояние точек зрений? Кто-нибудь победит или эта война станет новой константой?

- Думаю, с развитием медиа борьба точек зрения будет развиваться. С одной стороны, это нормально, в том числе потому что это — конкуренция. С другой стороны, то, что рынок информационного противостояния перегрет, связано ещё вот с чем: развитие медиа в России, особенно международных, за последние десять лет прошло просто гигантский путь. Появились серьёзные игроки за пределами страны. Монополия англосаксонских медиа пошатнулась. Они вынуждены обращать на это внимание. Когда на поле появляется такой раздражитель, конечно, возникают такие истории.

- Получается, что пока Россия будет продолжать придерживаться своей точки зрения, противостояние будет продолжаться?

- Ну смотрите, сколько появилось крупных игроков: Аль-Джазира, CCTV в Китае — медиахолдинги начали работать на языках, на которых говорят другие сообщества в мире. Все страны — крупные игроки — хотят донести свою точку зрения.

В 1970–1990-е годы были гегемонисты — англосаксонские медиа. Они диктовали инфотренды. Такая ситуация не могла продолжаться долго.

- То есть Sputnik, несмотря на такое давление на проект в европейских странах, способствует развитию демократии, причем именно в западном понимании…

- Прежде всего, он способствует развитию конкуренции. В тех странах, где мы появились на рынках, я смотрю, сколько нас цитируют. Инфорграфика — одна из наших сильных сторон деятельности. Это даёт большое количество просмотров. Местные ресурсы стали себе копировать эти технологии и инструменты. Мы — раздражители, в хорошем смысле слова, для развития конкуренции.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Twitter, Одноклассники

308
Похожие новости
02 декабря 2016, 14:06
02 декабря 2016, 14:06
02 декабря 2016, 19:36
05 декабря 2016, 19:06
05 декабря 2016, 16:21
02 декабря 2016, 16:51
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
05 декабря 2016, 12:06
05 декабря 2016, 20:36
05 декабря 2016, 09:36
05 декабря 2016, 16:36
05 декабря 2016, 15:06
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
02 декабря, 20:51 887
02 декабря, 08:06 1258
04 декабря, 08:36 596
30 ноября, 13:51 910
01 декабря, 14:36 607
01 декабря, 20:21 641