Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Алексей Карякин: После взятия здания СБУ все переговорщики с Киева обещали нас «зачистить»

Справка ИА «Новороссия»: Алексей Карякин – общественный деятель, активист Русской весны, первый председатель Народного Совета ЛНР.
ИА «Новороссия»: Алексей Вячеславович, что означает для Вас понятие «Русская весна»?
Алексей Карякин: В первую очередь это определенная веха в истории Донбасса, начало новой жизни. До событий 2014 года у нас все происходило в режиме некоего постоянства. Жили себе спокойненько… Да, бесились западная Украина с центральной, но мы понимали, что они перебесятся, а нам нужно зарабатывать, обеспечивать семью. Они от безделья там маются, а мы — регион рабочий, нам не до «майданов», как-то так… В 2013 году, когда началась эта заваруха, которая к зиме переросла в конкретные противостояния, тут уже были необходимы конкретные действия. Не стоит говорить о мне как о единице какой-то, я был лишь участником общего подъема. Донбасс после первых серьезных столкновений на «майдане», осознал, что пересидеть, пересмотреть как там дуркуют у нас не получится, поэтому нужно занимать активную позицию и начинать отстаивать свое мнение. Поэтому Русская весна – это определенный переломный момент в жизни.
ИА «Новороссия»: Изменилось ли за пять лет оценка тех событий?
А.К.: То есть не зря ли это все было сделано?
ИА «Новороссия»: Ну можно и так.
А.К.: Однозначно нет! Потому что мы видим, что сейчас происходит на той территории, и сегодня это бы происходило и у нас, причем я больше чем уверен, что если бы мы не оказали противостояние тому противозаконному антиконституционному захвату власти, который произошел в Киеве, то сегодня мы бы наблюдали гораздо худшую ситуацию по всем направлениям.
Да, сегодня мы испытываем многие лишения и тяжести военного времени, но тем не менее мы все равно имеем право говорить на русском языке, учить детей на родном языке, чтить своих героев, нам этого никто не запрещает. Тогда как там… Да вот свежий пример – нацистка Фарион потребовала посадить в тюрьму Зеленского за обращение на русском языке. На Украине этот маразм дошел уже просто до абсурда какого-то, который уже невозможно охарактеризовать цензурными словами.
По этой причине можно с гордостью сказать, что Донбасс отстоял право жить по своим законам, общаться и обучаться на русском языке, чтить свою историю.
Помимо этого мы уже всему миру доказали, что мы не депрессивный дотационный регион, как когда-то это преподносил Киев, а мы самодостаточная территория, которая именуется Луганской и Донецкой народными республиками. И если бы не военные действия, то однозначно у нас бы на порядок или на несколько порядков обстояли бы дела лучше. Мы прекрасно видим, что Украина целенаправленно бьет по инфраструктуре, по предприятиям. Опять же эти санкции, блокада. Все это конечно вносит свою лепту в деструктив и тормозит развитие наших территорий.
ИА «Новороссия»: Сегодня 5-я годовщина взятия здания СБУ в Луганске. Одним из требований митингующих тогда было освобождение заложников, одним из которых были вы. Расскажите подробнее о том, как Вы были задержаны и какую роль это сыграло в тех событиях?
А.К.: Как я уже говорил выше, во время столкновений на «майдане» пришло осознание того, что надо самоорганизоваться для отпора врагу. Тогда было сформировано движение ДНД – добровольных народных дружин, на основе которых потом была создана Армия Юго-Востока, а затем и народное ополчение. Это уже чуть позже, когда уже начались более кардинальные действия против Донбасса, когда пошли войска и т.д.
Подготовка сил самообороны не могла остаться без внимания спецслужб. По этой причине ряд товарищей, которые были в этом движении, попали в разработку СБУ. Ну а 5 апреля была осуществлена спецоперация по Луганской области и было задержано 15 человек. Были предъявлены обвинения практически всем, но обвинения были сумбурные — они не могли определиться порядка 5 часов, какую статью нам инкриминировать.
Тем не менее, было принято решение задержать 6 человек, в том числе меня. Нас препроводили в ИВС Ленинского РОВД г.Луганска. Мы успели тогда предупредить Валерия Дмитриевича (Болотова – прим.ред.), за ним тоже приходили. Но его по счастливой случайности не арестовали. Получилось его предупредить в 4 утра. Я позвонил ему и сказал, что за нами пришли. Он не сразу понял, кто пришел и куда. Я ему объяснил, что меня штурмует Альфа (спецподразделение СБУ – прим.ред.) и говорю — следи за дверью. Но так как он был в квартире не по месту прописки, а по месту жительства, силовики ошиблись дверью и это спасло его от ареста.
Когда нас допрашивали, Валерий Дмитриевич снял то знаменитое видео, когда он снял маску и объявил о полной мобилизации. Это был момент переломный, поточу что у следователей, которые нас допрашивали, в глазах пробежала тревога, какие-то панические ноты. Кто-то даже сказал: «Один из них снял маску. Походу началось». Именно такая фраза было обронена. И на следующий день действительно был собран митинг, требовали освобождения незаконно задержанных.

Под давлением народа Гуславский (руководитель МВД Луганской области – прим.ред.) тогда пошел на встречу, и нас выпустили. После этого глава Луганского СБУ Петрулевич отказался общаться с людьми, которые были у здания. Его попросили выйти и гарантировать безопасность и отсутствие любого преследования, но он отказался, а один из офицеров СБУ сказал тогда, я четко помню эту фразу: «Быдло, вы получили все, что хотели, расходитесь». Это был тот детонирующий момент, когда люди решили доказать, что они не быдло, а народ Донбасса, который, согласно Конституции, имеет полное право высказать свое мнение, и оно должно быть услышано.
Поэтому было принято решение войти в здание СБУ. Мы зашли к самому Петрулевичу, пообщались. Он сказал: «Теперь вы понимаете, что вам уже никто ничего не гарантирует». После того, как на нас вышли представители силовиков из Киева и пообещали, что мы будем все зачищены, нам ничего другого не оставалось как вооружаться и защищать свое право. Тогда и было принято решение занимать глухую оборону, пытаться выходить на Киев и добиваться поставленных задач уже на наших условиях.
ИА «Новороссия» Штурм СБУ. Тот же Патрулевич потом обвинил местные власти в том, что они допустили «сдачу» СБУ, помешали зачистке и т.д. Тот факт, что в подвале оружия было больше, чем должно было быть. На сколько присутствовал фактор негласной помощи со стороны властей или части силовиков на тот момент?
А.К.: Предъявлять какие-либо обвинения к местным властям бессмысленно. Потому что СБУ является сама силовым блоком и достаточно было принять решение самим. Но, повторюсь, к чести офицера, так как мы были безоружны, приказа стрелять н поражение по невооруженным людям не поступило. К тому же нас было очень много и это тоже способствовало нерешительности «ястребов», хотя из огнетушителей, брандспойтов нас поливали, слезоточивый газ тоже применяли.
Этот вопрос Петрулевич лично мог решить и глава МВД (Гуславский). В паре они могли все пресечь кровавыми методами, но предыдущие события — убийства, сжигание Беркута на «майдане», сыграли свои роль, и сотрудники МВД не открыто, но относились с симпатией к нам.
Когда мы заходили в здание ОГА, которое охраняли ребята в масках и щитах, они через щиты говорили: «Ребята, поднадовите и мы отступим». Они прекрасно понимали, что это начало конца. Они не имели право нарушать приказы, но видимость сопротивления создать могли. Поэтому содействие от обычных силовиков конечно мы ощущали и это так же воодушевляло и давала приток энергии. Уверенность в том, что мы делаем правильное дело, только крепла.
А по поводу оружия в подвалах СБУ – ну, будем считать, что это был такой бонус от судьбы.
ИА «Новороссия»: Как вы оцениваете степень участия Партии регионов в организации протестов в Луганске? На Украине укоренилось мнение, что чуть ли не все «Ефремов организовал»?
А.К.: Говорить о том, что Партия регионов помогала, это не совсем соответствует действительности. То, что некоторые лица помогали (без имен) —  да, это было. Пария регионов у нас слишком широко была представлена в регионе, и естественно большинство влиятельных людей имели к ней какое-то отношение. Но тут вопрос в другом — не было цели у Партии регионов поддерживать нас, это была частная инициатива отдельных лиц.
Что касается степени участия Ефремова, я могу сказать только то, что он был одним из переговорщиков, которые приезжали и пытались нас склонить к тому, чтобы мы сложили оружие и покинули здание. Это было. Говорить о том, что он приезжал и предлагал нам финансовую или другую поддержку — этого не было однозначно. Поэтому приписывать сюда Ефремова как одного из организаторов – это ничто иное, как одна из возможностей киевского режима проводить репрессии в отношении неугодных на Украине.
ИА «Новороссия»: Зачастую украинские политики говорят, что это все организовал Ефремов, чтобы не признавать, что это действительно было народное восстание.
А.К.: Да, то есть списать свое бессилие на кого-то из неугодных. Вполне возможно, что так и есть.
ИА «Новороссия»: Когда было уже захвачено здание СБУ, люди взяли в руки оружие, приезжали переговорщики из Киева. Кто тогда участвовал с киевской стороны в переговорах и что они обещали?
А.К.: Всех переговорщиков я уже, наверное, и не вспомню. Могу сказать, что я лично в составе делегации несколько раз вел переговоры. Первый переговорщик такой из Киева был Парубий. Он находился в здании торгового комплекса «Россия», и там мы встречались почти на протяжении недели. Но там была четкая понятная позиция этого человека: «Смиритесь на волю победителей, и мы даруем вам жизнь. Не говорим, что хорошую, но тем не менее». Понятно, что с ним мы ни о чем не договорились.
После этого общались с Тимошенко, которая прилетала тогда в еще действующий Луганский аэропорт. И мы встречались в гостинице «Дружба». Переговоры длились порядка 30-40 минут, но также ничем не увенчались. Мы стояли на своих позициях. Они продолжали пытаться давить на нас. Гарантий никаких не давали, но обещания сыпали очень не скупясь, пытались и купить, и надавить угрозами…
Запомнился приезд Тигипко (депутат Верховной рады – прим.ред.). Он зашел очень нагло в здание (СБУ – прим.ред.). Нам даже пришлось разрабатывать операцию по его эвакуации. Потому что мы осознавали, что любое причинение вреда кому-нибудь из переговорщиков могло сыграть киевскому режиму на руку. И нас могли уже с доказательной базой объявить бандитами, которые не чураются ничего. Поэтому мы осознавали, что ни капли крови не должно быть пролито. И поэтому была придумана целая спецоперация, как вывести Тигипко из здания, чтобы люди его не разорвали. А люди знали, что он в здании и уже встречали его с вилами и топорами.
ИА «Новороссия»: Сергей Корсунский, которого задержала СБУ в 2016 году в Киеве. Был ли он изначально засланный казачок или?
А.К.: Я больше чем уверен, что да. Потому что он всячески пытался услужить – давайте я то достану, с тем созвонюсь, договорюсь и т.д. То есть связи у него были, в том числе с Киевом. Он постоянно крутился рядом. Когда мы начали подозревать, что он засланный казачок, мы ему сказали: «Ты сейчас с нами садишься и делаешь заявление». И было ему предложено взять в руки оружие. Он очень сильно, до истерики сопротивлялся и говорил: «Я в руки оружие не возьму». Поэтому тогда мы уже начали поосторожнее к нему относиться. В дальнейшем этот человек не остался в Луганске и уехал не в Россию, а на Украину. Это подтверждает, что он выполнял какую-то определенную роль. По убеждениям или за вознаграждение, сказать сложно. Но назвать его нашим соратником, конечно, нельзя.
ИА «Новороссия»: В целом, по вашим ощущениям насколько много было внедрено на том этапе агентуры украинской?
А.К.: Греха таить не будем. Мы были неопытные на тот момент и не всегда могли отделить профессионала внедренного от тех, кто с нами заодно. Поэтому все выяснялось в процессе. Были такие, конечно. И заходили в здание. Не была у нас развита контрразведка, все это мы уже постигали в ходе развития событий. Поэтому надо признать, что мы допускали ошибки, которые потом приходилось исправлять.
ИА «Новороссия»: Главные достижения ЛНР за эти пять лет, на Ваш взгляд?
А.К.: Говорить о каких-то серьезных достижениях может еще преждевременно. Скорее, тенденции. Из тех моментов, которые надо озвучить – это, в первую очередь, сохранение русского языка, русской культуры, образования и нашей истории. Как бы не хотелось злым языкам сказать, что Россия отвернулась от нас и не помогает, на самом деле мы прекрасно видим, что Россия как была нашей родиной, так и остается. Да, есть сложности геополитические, но они преодолеваются, и я больше чем уверен, что в ближайшее время всем скептикам придется замолчать, а по-хорошему и извиниться перед населением за то, что вносили смуту.
Основные достижения республики еще предстоит увидеть. Я тут соглашусь с некоторыми товарищами, которые говорят, что пять лет для человека – это уже определенный срок, а в геополитике – это всего лишь мгновение простое. Поэтому судить будем чуть попозже.
Тем не менее, сегодня мы отстаиваем свою идею, за которую поднялись и всему миру мы уже доказали, что Донбасс не сдастся. Донбасс подтвердил, что его никто не ставил на колени. Мы на колени не становимся, в отличие от Западной Украины, и мы не выполняем хозяйских поручений за подачки. Мы противостоим нацизму и доказываем тем ветеранам, которые остались живы, что мы их достойные потомки. Главное — мы остались людьми и несмотря ни на что, отстаиваем свою свободу и свои ценности.
ИА «Новороссия»: Почему сегодня во власти практически не представлены те, кто создавал республику, был активистом Русской весны?
А.К.: В 2014 году, когда мы зашли в здание ОГА, я лично к людям обращался, просил их остаться на рабочих местах. Я им говорил о том, что у нас ничего не меняется. Мы не бандиты с дороги, мы то население, ради которого они и работали на своих местах. Призывал их остаться и говорил, что на местах нужны профессионалы и заново обучать людей будет крайне сложно. Но тем не менее тогда многие просто собирали вещи и уходили, боясь ответственности.
Сегодня мы можем сказать, что утверждение Ленина о том, что любая кухарка может управлять государством, не имеет никаких оснований, это всего лишь популизм, и ни к чему хорошему это привести не может. Во власти нужны профессионалы, которые прошли определенные курсы обучения и т.д. Поэтому сегодня происходит постепенное замещение тех людей, которые были у истоков создания ЛНР. Они, без сомнения, достойны уважения за то, что взялись за те направления, которые были им не знакомы, но на новом этапе государственного строительства нужны профессионалы.
На сегодняшний день прошли выборы, выбран руководитель, который видит определенные цели. У него есть определенные задачи. Я считаю, что нужно ему доверять и смотреть к чему это приведет. Сегодня структура власти продолжает выстраиваться и усиливаться. Спустя время мы сможем оценить плоды.
ИА «Новороссия»: Вы видите свое будущее в ЛНР?
А.К.: То, что я сейчас не при должности, не значит, что я ушел из политической жизни. Говорить, что я там какой-то оппозиционер или наоборот полностью лояльный к властям, не буду. Есть определенные мои внутренние видения, я их отстаиваю и продвигаю. Я уверен, что наше будущее в молодежи, поэтому сейчас я больше занимаюсь развитием молодежного и спортивного движения. Перспективы определенные есть, и в этом направлении мы работаем. Я здесь, в Республике, это мой дом, и я не собираюсь отсюда никуда уезжать.
Беседовал Тихон Гончаров.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

325
Похожие новости
18 апреля 2019, 00:51
18 апреля 2019, 17:21
18 апреля 2019, 11:51
18 апреля 2019, 11:51
18 апреля 2019, 14:21
18 апреля 2019, 17:21
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
12 апреля, 23:21 382
13 апреля, 20:21 489
16 апреля, 11:21 307
15 апреля, 18:51 300
13 апреля, 12:51 308
14 апреля, 10:21 272