Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Активные «вербовщики», или Сколько стоит «порошенковский шиллинг»

Что стоит за попыткой превратить военкоматы в «вербовочные центры»
Как заявил 1 ноября представитель Генерального штаба Вооруженных сил Украины полковник Валерий Дендебера, со следующего года призыв на военную службу будет осуществляться реформированными военными комиссариатами — «вербовочными центрами».
По словам Дендеберы, в ведущих странах мира есть так называемые «вербовочные центры», которые занимаются активным поиском граждан для военной службы. «Мы взяли лучшее у таких ведущих стран как США, Франция, Германия, Прибалтика», — сказал представитель Генштаба. От комиссариатов, по его словам, они будут отличаться в первую очередь новым подходом к комплектованию ВСУ: «Сам подход — от пассивного образа «кто пришел — с тем работаем» — к активному».
Как это будет выглядеть на практике? Об этом можно судить даже по недавней облаве в киевском ночном клубе Jugendhub: десять посетителей клуба, не сумевших откупиться, уже проходят медицинскую комиссию. И это не единичный случай. Здесь можно вспомнить облавы в одесских студенческих общежитиях и на харьковских станциях метро в ходе весенней мобилизации. Это и есть «активный подход» в нынешних украинских реалиях.
Для того чтобы копировать нынешнюю практику вербовочных центров США, Франции или Германии, необходимо в первую очередь обладать соответствующими финансовыми возможностями, так как основной мотивацией военнослужащих этих стран является именно высокое денежное вознаграждение и масса прочих, вполне материальных бонусов.
Естественно, Украина, одна из беднейших стран, не может предложить потенциальному новобранцу аналогичный уровень зарплат — этого просто не выдержит украинский бюджет, даже если совсем отменить пенсии, субсидии и прекратить выплаты иностранным кредиторам. Благодаря безвизу с ЕС и Россией потенциальный рекрут может заработать существенно больше где-нибудь заграницей, причем не испытывая на себе всех прелестей дедовщины разлагающейся армии и не рискуя подорваться на мине где-нибудь в Донбассе.
Как же тогда можно мотивировать молодого человека? Постоянно подстегивать патриотизм невозможно — рано или поздно наступает усталость, а любые аргументы приедаются. Не помогает и военно-патриотическое воспитание в учебных заведениях, вызывая зачастую обратную реакцию. Как утверждает в интервью украинский военный эксперт Олег Стариков: «Я так понимаю, что высшее военно-политическое руководство Украины думает: раз война, мы будем рассказывать, что на нас нападут и тому подобное, и все пойдут в армию. А получается совсем наоборот», то есть «страшилки» о возможности «российской агрессии» скорее отпугивают потенциальных рекрутов.
Мы действительно видим, что количество патриотов, желающих записаться в армию или полицию, с каждым годом сокращается. Данный «ресурс» практически исчерпан. Не прибавляют энтузиазма и недавно озвученные военным прокурором Украины Анатолием Матиосом данные о том, что в ВСУ и прочих украинских вооруженных формированиях с 2014 года «потеряно 10 103 человека — безвозвратных и санитарных потерь — не от боевых действий».
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Тот, кто не желает стать очередной «потерей», старается избежать призыва, поэтому, по данным заместителя военного комиссара Сумского объединенного горвоенкомата Сергея Монукало, из 4763 подлежащих призыву, половина (2424 человека) уклоняется от службы. Аналогичная ситуация и с призывниками Житомира, как признал недавно в интервью военком города Вячеслав Томашевский: «Есть люди, которые приходят самостоятельно, но их меньшинство. Подавляющее количество приходится искать. Они не желают идти в вооруженные силы и проходить срочную службу».
Таким образом, единственным доступным средством остаются полицейские облавы и отлов рекрутов в клубах, магазинах, на вокзалах, общежитиях и в общественном транспорте.
Как заявляли на днях в военном комиссариате Киева: «По результатам двух-трех этапов оповещения почтой и через ЖЭКи в призывные участки явились только 3,95 процента призывников. С целью недопущения срыва выполнения приказа президента «О призыве на срочную службу в 2017 году» под руководством заместителей мэра Киева было принято решение отыскать, задержать и доставить в военкоматы лиц, которые уклоняются от службы».
Вполне естественно, что многие из «насильно забритых» в армию молодых людей, постараются дезертировать при первой удобной возможности. В результате в стране регулярно проводятся рейды по отлову уже не рекрутов, а дезертиров.
Как сообщает харьковский телеканал «Объектив»: «С 1 по 30 ноября на Харьковщине пройдет широкомасштабная операция по розыску и задержанию военнослужащих, которые самовольно покинули воинские части. Для нарушителей предусмотрена ответственность — административная или уголовная. С начала 2017 года в Украине самовольно оставили воинские части 5622 военнослужащих, из которых было найдено и задержано 3605. Такую статистику приводят в Харьковском зональном отделе военной службы правопорядка, и отмечают, что в настоящее время в розыске остаются 2017 человек».
Таким образом, «активный подход» вербовочных центров к комплектованию ВСУ будет предполагать «старую добрую» практику отлова новобранцев, а затем отлова дезертиров, что предполагает широкое привлечение силовых структур, которые тоже надо кем-то укомплектовать. Иного выбора у них просто нет, если речь, конечно, не идет о банальной симуляции реформ.
В то же время ориентация на западные страны может действительно быть заимствованием западной практики, но отнюдь не нашего времени. Есть старое английское слово «Impressment» — насильственная вербовка на военную службу, практиковавшаяся в старой доброй Англии в 18-19 веке, чтобы как-то укомплектовать армию и флот в условиях регулярных колониальных войн.
Как изначально предполагалось, вербовщик должен был соблазнить потенциального рекрута, рассказывая ему обо всех прелестях армейской жизни. В реальности же мужчин соответствующего возраста просто отлавливали на улицах и кабаках, хотя это и противоречило действующим законам. Британские суды, как правило, оправдывали действия «активных вербовщиков», поскольку они считались «критически важными для сохранения жизнеспособности и безопасности государства».
Выражение «королевский шиллинг» до сих пор является синонимом обмана: вербовщики нередко предлагали в кабаках бесплатный бокал пива, на дне которого был королевский шиллинг. Выпивший пиво, считался взявшим солдатское жалованье и, соответственно, принятым на «службу его величества». «Ловцы душ» периодически хватали даже граждан и подданных других государств, что вызывало дипломатические скандалы.
Само собой, уровень дезертирства в британской армии и флоте в то время, несмотря на суровые наказания, был очень высоким — сбегали около 25% всех новобранцев, что в свою очередь способствовало росту пиратства и бандитизма.
Нечто аналогичное мы наблюдаем и на Украине, а курс на усиление «активности» реформированных военкоматов лишь усилит тенденции к росту миграции и преступности. Однако речь, конечно, не идет о качестве — упор делается исключительно на количество военнослужащих, которыми можно заткнуть бреши в случае обострения конфликта.
Большинство призывников и их родственников это прекрасно понимают, стараясь правдами и неправдами спровадить потенциального рекрута за пределы досягаемости военкоматов. Даже моя соседка, считающая себя патриотом Украины, утверждает, что она просто счастлива, что ей удалось отправить одного сына на учебу в Польшу, а другого на заработки в Россию, поскольку обоим грозил призыв в ряды ВСУ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

174
Похожие новости
17 ноября 2017, 22:36
17 ноября 2017, 17:06
17 ноября 2017, 17:06
17 ноября 2017, 12:06
17 ноября 2017, 19:36
17 ноября 2017, 12:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 ноября, 20:21 755
16 ноября, 17:06 574
16 ноября, 20:06 724
12 ноября, 21:21 581
14 ноября, 23:06 685
16 ноября, 06:36 661