Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Агенты влияния Румынии раскачивают ситуацию в Молдове

Бывший президент Республики Молдова Игорь Додон заявил, что госструктуры страны «кишат иностранными агентами». По большей части это агенты Румынии, которые продвигают идею «унири»: вхождения Молдовы в состав Румынии. Радикальные сторонники унири накануне парламентских выборов создают угрозу политического взрыва в Молдове: на прошлой неделе они попытались прорваться на территорию Приднестровья. О том, стабилизируется ли молдавская политическая жизнь после выборов, какие политические силы республики могут сформировать новую правящую коалицию и правительство и как на предвыборную ситуацию влияют прорумынские радикалы, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал молдавский политолог Александр КОРИНЕНКО.
— Г-н Кориненко, какие варианты коалиций в новом парламенте Вы видите после этих досрочных выборов, исходя из социологии?
— А я бы не исходил из социологии, особенно — из молдавской, и ни в коем случае ей бы не доверял. Все социологические конторы в Молдове, к сожалению, работают на определенных кандидатов. Если не работают, то симпатизируют им.
Пока ни один молдавский социологический опрос не приблизил нас к тем показателям точности, которых мы так ждем. Перед президентскими выборами (простой пример), социологи погрузили Игоря Додона в так называемую «теплую ванну ожиданий», когда он должен был побеждать по всем социологическим опросам.
Ни один социологический опрос не давал такого разрыва, что Майя Санду наберет больше 57%. Почему так в итоге случилось? Мы должны учитывать то, что у нас есть диаспора, а это минимум 10% от всех голосов. И мы не знаем, как учитывать голоса диаспоры.
Это что касается социологических опросов.
Ориентируясь на здравый смысл, на определенный опыт, мы можем сказать точно, что проходят четыре партии.
Это блок коммунистов и социалистов, это партия PAS («Действие и солидарность») Майи Санду, это «Шор» и блок «Ренато Усатый».
Объединение Игоря Додона и Майи Санду в этом раскладе не представляется возможным. Так же, как вариант «Шор» — Санду.
«Шор» с Майей Санду не объединится по одной простой причине: западные партнеры никогда не разрешат их ставленнику в лице Майи Санду объединиться с партией, лидер которой находится в бегах и у которого к молдавскому правосудию очень-очень много вопросов. В том числе много вопросов и от европейцев. Потому что посол Европейского Союза в Молдове не раз озвучивал позицию Евросоюза в отношении партии «Шор». Такое объединение невозможно.
Союз блока коммунистов и социалистов и партии «Шор» вполне возможен. Мы уже наблюдали ситуативные коалиции между этими партиями — между социалистами и «Шором».
Вот, в последнем парламенте, будучи в неофициальной коалиции, они голосовали за единый проект. В принципе, у них таких разногласий нет.
И здесь у нас в каком случае этот союз возможен? У партии «Шор» два района — это Оргеев и Тараклия, которые они точно берут. В принципе, это не более 10-12 мандатов, скорее всего. И тогда блоку коммунистов и социалистов надо набирать для такого союза минимум 40-45 мест в парламенте из 101. Скорее всего, они такое число не набирают.
— Тогда получается, что Ренато Усатый — ключевой фактор? В парламенте у него будет «золотая акция»?
— Ренато Усатый — очень непредсказуемый политик, который раньше себя позиционировал как пророссийский деятель, потому что он все-таки гражданин России, бизнес у него в России. После того, как на него были заведены уголовные дела в Москве, когда им заинтересовался Следственный комитет, он отошел от пророссийской повестки и больше начал общаться с Бухарестом, с румынами. Но его голоса могут стать «золотыми» в парламенте.
Ранее он на президентских выборах поддержал кандидатуру Майи Санду. Он набрал 17% на президентских выборах в ноябре 2020 года за счет голосов протестного электората и поддержал Майю Санду. Сейчас он все больше ее критикует.
Поэтому возникает вопрос, готов ли Ренато Усатый пойти на коалицию с блоком коммунистов и социалистов при условии, что, например, Москва закроет его уголовные дела и разрешит ему нормально вести бизнес в России? Это тоже большой вопрос.
Если раньше я не предполагал коалиции Додона и Усатого, сейчас я вполне могу при определенных условиях такую коалицию представить.
Но, в общем, Усатый — непредсказуемый политик.
И последнее, что скажу по возможным коалициям. На мой взгляд, все-таки парламент у нас будет очень и очень хрупкий, коалиции тоже. И, скорее всего, этот парламент тоже долго не проработает, и досрочные выборы — это действительно та перспектива, которая нас ждет в ближайшем будущем.
— Если говорить о «невозможном», то есть об объединении Санду с Додоном. В Молдове ведь был очень занятный казус 2019 года, на который обратили внимание многие в России, когда при согласии России, США и Евросоюза объединились прозападные и пророссийские силы, чтобы избавиться от олигарха Влада Плахотнюка. Объединились Санду и Додон. Эта ситуация в будущем воспроизводима? Она может повториться при каком-то стечении обстоятельств?
— Да, это Вы говорите сейчас о «революции послов», которая была в июне 2019 года. Тогда и у Востока, и у Запада был общий враг — Плахотнюк. Он, извините за выражение, «кидал» и Брюссель, и Москву.
Пять лет Плахотнюк пытался балансировать, он создавал в Молдове какие-то политические ячейки, и одни говорили в пользу Запада, другие — в пользу Востока, но все они были подконтрольны Плахотнюку.
И он пытался балансировать. При этом он постоянно разочаровывал и западных партнеров, потому что здесь не проводилась евроинтеграция как таковая, здесь росла коррупция, европейские реформы не реализовывались, деньги, которые шли в Молдову, все проедались. Европейцы были недовольны.
Россия также не была довольна этим персонажем, который постоянно что-то кулуарно, возможно, обещал Москве, но этого так и не происходило.
У Плахотнюка был конкретный интерес — бизнес, личное обогащение. Для этого он делал все возможное.
И тогда произошло уже то, чего не могло не произойти. Его надо было убирать. Политическое поле Молдовы надо было зачистить от него, в первую очередь, чтобы вот эта вертикаль посыпалась, которую он создавал.
Плахотнюк за пять лет создал очень мощную вертикаль теневой власти, которая у нас есть до сих пор.
Закрытая система юстиции, которую никто сейчас не трогает, в которой по-прежнему много его ставленников. Определенные государственные структуры, которые он подчинил себе. И вот эта вертикаль была выстроена за пять лет и только сейчас потихоньку сама разваливается. Потому что его нет, у него нет ни денег, ни возможности ее контролировать.
И когда он достал своими поступками Запад и Восток, им нечего было делать, кроме как объединиться.
В ближайшее время такой перспективы для объединения я все-таки не вижу.
Не объединятся все-таки западные и восточные силы, прозападные и пророссийские силы в Молдове, потому что нет какого-то общего врага сейчас. Поэтому с ноября 2019 года они разругались. И прозападные силы, возглавляемые Майей Санду, пошли своим путем, европейским. И левые силы, которые больше ориентируются на Россию, во главе с Додоном, пошли своим путем.
— Разыгрывается ли на этих выборах румынская карта? То есть карта унионистских настроений?
— Да, карта унионистских настроений есть. Унионисты — это все-таки минимум 10% от электората.
Другой вопрос, что унионисты на этих выборах не смогли объединиться в какую-то единую силу.
У нас есть три лагеря. Вернее, вот этот электорат в 10%, он разделился на три лагеря, за кого они будут голосовать.
Первые пойдут голосовать за Майю Санду, гражданку Румынии и человека, которого поддерживает румынский президент. И, плюс, ее партия однозначно проходная. Они отдадут голоса PAS.
И у нас еще есть две партии. Во-первых, Партия национального единства Октавиана Цыку. Он хорошо выступил на выборах мэра Кишинева — почти 5% голосов. Для унионистов это хорошо. Цыку — молодой политик, боксер, историк. То есть новое веяние в унионизме. И многие молодые унионисты идут за ним.
В том числе в его команде очень много интеллигенции, прорумынских поэтов, писателей и преподавателей, которые влияют на умы молодежи. Но его партия не проходит. Он пытался заигрывать с партией Майи Санду, чтобы войти в единый блок. Но Майя Санду к этому не склонна.
Что касается третьей унионистской силы — это партия AUR, «Альянс за единство румын». Это правая популистская профашистская партия, которая объединила старых молдавских унионистов, таких как бывший мэр Кишинева Дорин Киртоакэ, который пугал всех русскими танками, он сейчас вошел в AUR, это Валерий Мунтяну, возглавляющий партию USB — как «Союз спасения Бессарабии» на русский переводится. И ряд других мелких партий и движений, которые объединились в AUR.
В Румынии эта партия получила места даже в парламенте, но не будем забывать, что это антиевропейцы, радикалы, ультраконсерваторы, которые в Молдове очень сильно раскачивают ситуацию.
Недавно, допустим, они пытались на своем автобусе прорваться в Приднестровье, где на административной границе Молдовы и Приднестровья приднестровские пограничники выставили шипы.
Ну, это уже прямая провокация. И этими провокациями они пытаются к себе привлечь внимание.
Унионистов в новом парламенте как таковых открытых не будет. Но в партии PAS будут определенные люди, которые симпатизируют Румынии и не против объединения.
Американский посол подмял под себя Молдову! © RuBaltic•Ru


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

408
Похожие новости
13 октября 2021, 09:51
15 октября 2021, 10:51
14 октября 2021, 10:21
08 октября 2021, 09:51
12 октября 2021, 10:51
11 октября 2021, 10:21
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
17 октября 2021, 08:21
16 октября 2021, 19:21
16 октября 2021, 17:21
16 октября 2021, 17:51
16 октября 2021, 15:21
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
12 октября, 16:21 406
13 октября, 05:51 401
13 октября, 13:21 452
11 октября, 09:51 399
12 октября, 18:21 481
14 октября, 17:51 373